Шапка XX лет
07 февраля 2019 ,  54 просмотра
Интервью
Гость: Сергей Ястржембский - в прошлом пресс-секретарь президента Бориса Ельцина, помощник президента Владимира Путина, а в настоящем – кинодокументалист, фотограф и путешественник. Сегодня в Ельцин Центре он представит свой нашумевший фильм «Кровавые бивни». 


Маргарита Балакирская: 15 часов и 13 минут в Екатеринбурге. На «Эхе Москвы» продолжается дневной интерактив. Меня зовут Маргарита Балакирская. И сегодня гость в студии – автор знаменитой фразы: «Я в режиме “если” не работаю». В прошлом пресс-секретарь Президента Бориса Ельцина, помощник Президента Владимира Путина. В настоящем – кинодокументалист, фотограф и путешественник Сергей Ястржембский. Здравствуйте, Сергей Владимирович!
Сергей Ястржембский: Здравствуйте!
 
Маргарита Балакирская: Не переврали фразу? Всё правда?
 
Сергей Ястржембский: Всё правда.
 
Маргарита Балакирская: И сразу же, господа, анонс. Я уже к слушателям обращаюсь, сегодня [07.02.2019] в семь вечера в Ельцин-Центре покажут, уже ставший знаменитым, фильм нашего гостя - «Кровавые бивни». Сергей Владимирович, детей с собой не брать?
 
Сергей Ястржембский: Да, там, по-моему, есть ограничитель + 16, если не ошибаюсь.
 
Маргарита Балакирская: Дело же не в метке. Дело в Вашем совете. Правда не стоит брать туда детей?
 
Сергей Ястржембский: Ну тем, кому + 15 можно. Это уже не дети. Нет, детей лучше не брать, конечно. Это кино не развлечение. Это кино серьёзная аналитика. История преступлений против человечества, против африканских слонов. Поэтому там много сцен, которые неприятно смотреть. Там есть сцены, которые вызывают у людей ненависть, а есть, которые вызывают у людей возмущение. И есть, которые пробуждают жалость и огромную грусть. Поэтому такой коктейль тяжёлых переживаний. Лучше детей пока поберечь от этого.
 
Маргарита Балакирская: Вы снимали сами убийства слонов?
 
Сергей Ястржембский: Там всего одна сцена убийства слона, этот материал мы купили у одного французского оператора, который снимал, как браконьеры-пигмеи убивают слона.
 
Маргарита Балакирская: Тем не менее, это фильм расследование. Самый опасный момент съёмок какими был?
 
Сергей Ястржембский: Да Вы знаете, не могу сказать, чтоб там были опасные моменты съёмок, потому что мы не бросаемся в омут, не подготовив этот прыжок и стараемся всегда просчитывать риски. И не могу сказать, несмотря на то, что работа продолжалась три года, у нас было 265 съёмочных дней. В 30 странах мира работали наши группы, что хоть в одном месте был какой-то реальный риск для съёмочной группы – такого не было.
 
Маргарита Балакирская: Когда говорят расследование, предполагается, что кого-то выводят на чистую воду, а там имеются в виду люди, которые делают бизнес на убийстве животных. Но, наверно, они были немножечко не довольны Вашим фильмом, я предполагаю.
 
Сергей Ястржембский: Ну, наверно. Я, честно говоря, не видел этих людей. Там главное, это, конечно, стрелы критики летят не в людей, они летят в страну. В Китайскую народную республику, которая, собственно говоря, и повинна в том, что в мире происходит уничтожение не только слонов, но и многих других диких животных, которые идут либо в кулинарию китайскую, либо в китайскую медицину. И из-за этого опустошаются леса, действительно, во многих континентах. Поэтому речь идёт, скорее всего, об обвинении в адрес страны, а не конкретных людей, хотя, конечно же, о браконьерах и коррупционерах речь там тоже идёт.
 
Маргарита Балакирская: Поправьте меня, если я не права. По-моему, в 2017 году «Золотого Орла» этот фильм получил?
 
Сергей Ястржембский: Да, Вы правы.
 
Маргарита Балакирская: Было дело, да. Вы любите животных?
 
Сергей Ястржембский: Конечно, люблю.
 
Маргарита Балакирская: Но Вы же уже почувствовали, что этот вопрос с подвохом? Я позволю себе процитировать несколько строки информационного агентства «ЕАН». Заголовок: «Суп из сердца лося, виски и лес: пресс-секретарь Ельцина прибыл на Средний Урал» - это статья о том, как Вы накануне проводили время в такой затерянной, как пишут, избушке на севере области, варя суп из сердца лося, будучи в безрукавке из шкуры бедного несчастного волчоночка. Как это сочетается? Защита слонов и убийство лосей?
 
Сергей Ястржембский: Ну, во-первых, я охотник. Охотник с большим стажем. И в мире нет людей, которые больше любят природу, чем охотники. Но, когда я говорю об охотниках, я говорю об охотниках по правилам. Которые покупают лицензии, которые соблюдают правила и этику охоты. Я не говорю о браконьерах. Для нас браконьеры – это не охотники. Именно охотники заинтересованы в том, чтобы жизнь в любом диком лесу, в саванне, в пустыне, в джунглях была бы наполнена большим содержанием. Большое биоразнообразие, много разных животных, чтобы это не прекращалось никогда. Поэтому охотники, которые являются трофейными охотниками, как я, они платят деньги за проведение охоты. Эти деньги идут на защиту дикого леса, на сохранение биоразнообразия, на сохранение разных видов животных, на поддержку местных жителей, которые находятся или в этих местах, или непосредственно в лесу живут. Проводится целый ряд комплексных мероприятий, которые направлены на то, чтобы искоренить браконьерство и сохранить жизнь диких животных для последующих поколений.
 
Маргарита Балакирская: Только что сказали ряд комплексных мероприятий, я почувствовала, что пресс-секретарь навсегда. Я всё это понимаю, плюсы от всей этой культуры охотничьей. Искренне хочется знать другое. Вы говорите, что любите животных, я, разумеется, верю. Но. Что может чувствовать человек, который любит животных, убивая конкретное животное?
 
Сергей Ястржембский: Понимаете, Вами говорит такой некий абстрактный гуманизм. Просто констатирую факт, который построен, скажем, на голливудовской культуре мультфильмов, которых дети сызмальства видят: «Бэмби». В мультике «Бэмби» меняется вся атмосфера мультфильма, когда охотники приходят в лес и начинается нечто кошмарное. Сызмальства, людей, которые живут особенно в городах, вот это асфальтовое поколение, которое очень плохо знает лес, которые не знают диких животных, которые судят о диких животных часто именно по мультикам, например, «Король Лев». Развести на жалость очень легко. Да, погибают отдельные представители дикого мира, но мы охотимся прежде всего за старыми самцами, теми самцами, которые уже прожили хорошую, долгую жизнь, внеся вклад в сохранение своего вида. И которые зачастую оказываются уже вытесненными более молодыми самцами за пределы стада.
 
Маргарита Балакирская: Вы подходите, спрашиваете паспорт: «Дорогой, тебе уже исполнилось столько-то лет?»
 
Сергей Ястржембский: Нет, паспорт не при чём. Здесь есть определённые характеристики: рогов, клыков, внешнего вида животных, которые Вам безошибочно подсказывают, что это старое животное. Поэтому у меня нет никакой жалости, кстати говоря, к волкам. Как Вы говорили о неких волчатах. Эти волчата в России пользуются абсолютной безнаказанностью и беспомощностью государства, которое не занимается дико разросшейся популяции волка. Если мы не остановим волка в России, у нас не будет ни лося, ни косули, ни оленя. Потому что всё это будет уничтожено этой серой братией.
 
Маргарита Балакирская: Придумала общественное движение: «Нет волкам!», «Остановим волков!».
 
Сергей Ястржембский: Я это придумал до Вас. Будет оно называться – «Останови волка».
 
Маргарита Балакирская: Вы сейчас серьёзно?!
 
Сергей Ястржембский: Абсолютно.
 
Маргарита Балакирская: Да ладно! И что вы будете делать в этом движении?
 
Сергей Ястржембский: Мы будем платить людям за то, что они будут уничтожать волков.
 
Маргарита Балакирская: Ну исчерпывающий ответ. Я уж не буду про суммы, ладно? Вы выбрали самые холодные дни на Урале, чтобы к нам приехать. Сколько было? По-моему, – 42 было в той избушке, где Вы на были севере области. А до этого Вы были в Пакистане. Но я, конечно, не Вам про Вас рассказываю, а больше нашим слушателям, радиозрителям. Где Вам интереснее, как человеку, который ну очень такой опытный путешественник: в Пакистане или на севере Свердловской области?
 
Сергей Ястржембский: И там, и там. Некорректно сравнивать. Несравнимо. Потому что и там, и здесь были, скажем так, определённые целевые задачи. Зачем я появился там и здесь. Здесь я готовился, прежде всего, к встрече с Вами в эфире, самое главное к вечернему показу сегодня в Ельцин-Центре. Плюс у меня продолжаются съёмки нового фильма. Мы использовали это пребывание, чтобы подснять кое-что здесь в Свердловской области. Ну и потом меня вывезли на дикую природу, которую я очень люблю в любом выражении, даже без охоты. Охоты на сей раз не было, но я, тем не менее, получил большое удовольствие от пребывания у вас вот в таких экстремальных условиях.
 
Маргарита Балакирская: А ещё. Читатели Вашего Инстаграмма не могли пропустить, особенно уральский сегмент, селфи рядом с Невьянской башней, той самой знаменитой наклонной. Что Вы делали в Невьянске?
 
Сергей Ястржембский: Я обожаю музеи, поэтому я стараюсь везде, где я нахожусь выкроить время для того, чтобы посетить какие-то особые, местные, региональные музеи.
 
Маргарита Балакирская: То есть Вам рассказали, как Демидовы пытали людей?
 
Сергей Ястржембский: Нет, это я читал до этого в литературе, просто я не был в этих местах, мне было интересно посмотреть на Вашу падающую башню. Вот и всё.
 
Маргарита Балакирская: Посмотрели.
 
Сергей Ястржембский: Да.
 
Маргарита Балакирская: +790376769194 – это, во-первых, забыла сказать нашим слушателям, есть, конечно, тот самый номер, куда вы можете присылать ваши вопросы. Вайбер, вотсап, смс-портал. Кроме того, у нас идут видеотрансляции и в фейсбуке, и на ютубе, разумеется, вопросы, комментарии приветствуются и туда, под видео-трансляции, уважаемые слушатели, присылайте! Такой мостик я всё-таки к политике я перекину. Это неизбежное зло, когда Вас спрашивают о политическом прошлом. Где более жёсткие нравы? В Африке, например, или в политических кулуарах?
 
Сергей Ястржембский: Знаете, если Вы говорите об Африке. Какой Африке? Африке диких животных, Африке политической?
 
Маргарита Балакирская: Ну, конечно, диких животных!
 
Сергей Ястржембский: Там проще. Там, в любом случае, больше ясности, больше честности. Ты знаешь откуда ждать подвоха, откуда ждать угрозы. В политических кулуарах это не всегда далеко очевидно.
 
Маргарита Балакирская: Есть такой вопрос. Я очень хочу его задать, но мне стыдно это делать. Но что ж делать-то! Я придумала ход. Пусть это будет вопрос, например, от первокурсника журфака Митеньки. Нормально, да? Первокурсник журфака Митенька. «Дорогой дядя Серёжа! Уважаемый Сергей Владимирович! Как стать пресс-секретарём президента?».
 
Сергей Ястржембский: Да, вопрос сложный. Дорогой Митя. Учи языки, поступай в МГИМО, становись послом Российской Федерации. Может быть, тебя заметят и пригласят работать пресс-секретарём президента.
 
Маргарита Балакирская: Митенька только что повесился. Кстати, сколько Вы знаете языков?
 
Сергей Ястржембский: Ну, что значит знаю? Использую. Использую в своей повседневной жизни четыре. Но ещё там есть парочка, на которых могу читать.
 
Маргарита Балакирская: Так. Митенька Вас уже ненавидит. Он то ли ненавидит, то ли повесился. А ещё. Нужно, наверно, быть знакомым, ну, например, с Чубайсом. Нет?
 
Сергей Ястржембский: Я же не был знаком с Чубайсом.
 
Маргарита Балакирская: А, говорят, что он Вас посоветовал. Враньё?
 
Сергей Ястржембский: Не враньё. В начале кто-то ему посоветовал, я даже знаю, кто это – Игорь Малашенко. Вот. А с Чубайсом мы не были знакомы.
 
Маргарита Балакирская: А правда ли то, что Вы, не знаю насколько уместно употреблять это слово, условия, но тем не менее, Борису Николаевичу, что между вами не будет посредников и что Вы будете говорить то, что он хочет сказать, но не то, что Вам кто-то посоветует из его окружения?
 
Сергей Ястржембский: Всё правда. Только это, действительно, были не условия, а это Борис Николаевич сказал, какие у Вас ко мне условия Вашей работы? На что я ему, естественно, возразил, что президенту ставить условия абсолютно нонсенс. Он говорит: «Ну, хорошо. А пожелания?». Но вот одно из двух пожеланий как раз вот было то, что Вы озвучили. 
 
Маргарита Балакирская: И никто не пытался влезть?
 
Сергей Ястржембский: Пытались. Но очень быстро поняли, что бесполезно.
 
Маргарита Балакирская: Можно цитату Бориса Николаевича: «Я представил Гельмуту Колю Сергея Ястржембского, своего нового пресс-секретаря, - это какой? Мохнатый 96, да? - он посмотрел на него ровно секунду и улыбнулся. Понятно, Борис, ты взял дипломата, который будет хорошо обманывать журналистов. Сергею Владимировичу и впрямь приходилось иногда очень нелегко на его службе». Дипломатично сказал Борис Николаевич. Вам приходилось обманывать журналистов?
 
Сергей Ястржембский: Мне приходилось лукавить с журналистами. Это, собственно говоря, одно из орудий пресс-секретаря любого.
 
Маргарита Балакирская: Любого? Даже если это управляющая компания какой-нибудь тмутараканского района. Невозможно это обойти?
 
Сергей Ястржембский: Я думаю, нет. Хотя я не знаком с такими пресс-секретарями.
 
Маргарита Балакирская: Как Вы тогда видели, пусть это будет пафосное слово, но тем не менее, миссию пресс-секретаря Главы государства?
 
Сергей Ястржембский: Тогда это была особая пора. Сложность состояла её в том, что Борис Николаевич не всегда, скажем так, аккуратно находился в хороших физических кондициях. И зачастую телезрители соответствующего поколения и радиослушатели они как бы не видели и не слышали выступления президента и не видели его на экране по нескольку дней, скажем так. Главная задача состояла в том, чтобы не было ни у кого сомнений, что президент на коне, что государство живёт своей жизнью, что власть находится в крепких руках, которая производит твёрдое рукопожатие.
 
Маргарита Балакирская: Но эта ещё одна Ваша знаменитая фраза, я помню, конечно. Вопрос какие у Вас были отношения с президентом закономерно вызывает ответ – рабочие, какие ещё. Но рабочие тоже могут быть разные. Они были тёплые отношения или совсем-совсем деловыми?
 
Сергей Ястржембский: Они были совсем-совсем тёплыми. Они были очень доверительные. И это очень я высоко ценил и ценю, потому что очень много зависит от степени доверия и ощущения вот этой спины, да. Наверно, прежде всего, я старался как бы прикрыть спину президента в любых ситуациях, насколько я тогда это мог делать. Но, в то же время, я чувствовал, что если какие-то накаты или нападки будут на меня, что моя спина тоже будет защищена.
 
Маргарита Балакирская: А это же, получается, было меньше года?
 
Сергей Ястржембский: Как меньше года? Что было меньше года?
 
Маргарита Балакирская: Смотрите с 96 года, я сейчас могу ошибиться, Вы работали пресс-секретарём. С августа. А в целом сколько это продолжалось?
 
Сергей Ястржембский: По сентябрь 98. То есть я работал полгода 96, весь год 97, полгода 98. Ровно два года.
 
Маргарита Балакирская: Тогда не год с хвостиком, это было два года. А вспоминают всю жизнь. Спроси кого-нибудь, кто такой Сергей Ястржембский – сразу же клише. А потом рассказываешь, там же кино и прочее, прочее. Про кино мы обязательно поговорим чуть позже. Но есть, может быть это даже не то, что легенда, а некий факт, который по-разному интерпретируют. Почему Вы ушли? Общеизвестный факт – это то, что всё произошло после письма, которое Вы подписали, где указывались несколько возможных кандидатур на должность премьера после ухода Черномырдина и там был Лужков. И Ваша была подпись. Но и Юмашев сделал так, чтобы Вас не стало в должности пресс-секретаря. Не наврали, всё правильно? Всё правильно.  
 
Сергей Ястржембский: Спасибо, Вы за меня ответили.
 
Маргарита Балакирская: Вопрос не в этом был, конечно. И не надо вот этой иронии, конечно. Что Вы почувствовали, когда Вы узнали, что Вы больше не пресс-секретарь, что Вас попросили покинуть это место?
 
Сергей Ястржембский: Я могу сказать, без всякой дипломатии, что было горько и обидно. Всё. Точка.
 
Маргарита Балакирская: С Вами поступили несправедливо?
 
Сергей Ястржембский: В чём-то справедливо, в чём-то несправедливо. С точки зрения, скажем там, аппаратных взаимоотношений, может быть, справедливо. С точки зрения той миссии, как Вы сказали или той роли, которую я тогда играл и насколько я видел был нужен президенту, я думаю, что это было неправильно. Но это уже вопрос исторического прошлого. Я же теперь в режиме «если» не работаю.
 
Маргарита Балакирская: Это да. И я помню, что Вы рассказывали в одном из интервью о том, что зато Вам перестали сниться кошмары, когда Вы перестали работать в политике. Это было для братьев-журналистов или это, действительно, правда?
 
Сергей Ястржембский: Ну, насчёт кошмаров сейчас мне уже тяжело вспомнить, но то, что эта была очень стрессовая работа, которая приводила к, действительно, тем выбросам чисто визуальным – полгода у меня были красные ладони, например. Особенно в начале, когда я входил.
 
Маргарита Балакирская: Аллергия на политику у Вас была?
 
Сергей Ястржембский: Аллергия, наверно, была на журналистов. Поэтому это очень тяжёлая работа, к тому же это была работа в стрессовых политических условиях. Когда не было вообще никакой стабильности. Хорошо работать пресс-секретарями в паркетных условиях, а когда, извините, каждый день как на вулкане – это дорогого стоит такая работа.
 
Маргарита Балакирская: А мне кажется, что Вам нравится это ощущение как на вулкане, иначе Вы бы продолжали работать в какой-нибудь суперкрутой структуре пресс-секретарём, но Вы же не работаете пресс-секретарём сейчас, правда?
 
Сергей Ястржембский: После Бориса Николаевича никакая структура не может быть крутой.
 
Маргарита Балакирская: Только представим. Чисто гипотетически. Вам предлагают стать пресс-секретарём Владимира Владимировича Путина. Вы соглашаетесь?
 
Сергей Ястржембский: Ну, во-первых, это исключено. Я уже у него был 8 лет помощником. И потом я был своего рода пресс-секретарём по Чеченской тематике, потому что я занимался, собственно говоря, четыре года освещением Чеченской тематики в России. Так что частично я выполнил то, что Вы хотели.
 
Маргарита Балакирская: Нет-нет. Я хотела, чтобы Вы сказали, Вы бы согласились, от таких предложений не отказываются.
 
Сергей Ястржембский: Нет, я ничего не могу сказать, потому что нельзя войти дважды в одну и ту же реку. Это вода утекла.
 
Маргарита Балакирская: По Вашим наблюдениям, перед новостями успеем, наверно, эту тему освоить. За эти годы роль пресс-секретаря президента поменялась? 
 
Сергей Ястржембский: Я думаю, что это очевидно. Я уже даже до этого намекнул на это, что в условиях политической стабильности работать пресс-секретарём гораздо комфортнее, чем в условиях, когда этой стабильности нет. Поэтому и меняется роль пресс-секретаря.
 
Маргарита Балакирская: Ладно, я хотела ещё один вопрос задать. Чем Вы в главном отличаетесь от господина Пескова? Видимо, в этом и отличаетесь.
 
Сергей Ястржембский: Тем, что я работал с Борисом Николаевичем.
 
Маргарита Балакирская: Сергей Ястржембский в нашем эфире, господа на+790376769194. Ого! Вы меня заговорили, это не я Вас, Вы меня заговорили. У нас огромное количество сообщений. Друзья. Я исправлюсь обязательно. В начале следующей получасовки я обязательно почитаю Ваши вопросы, переадресую их, конечно же, Сергею Владимировичу. Ну, а сейчас новости на Эхе.
 
НОВОСТИ
 
Маргарита Балакирская: 15 часов и 37 минут в Екатеринбурге на Эхе Москвы продолжается дневной интерактив. Меня зовут Маргарита Балакирская. Я напоминаю, что сегодня наш гость кинодокументалист, фотограф и путешественник Сергей Ястржембский. Ещё раз добрый день!
 
Сергей Ястржембский: Добрый.
 
Маргарита Балакирская: Рубрика «Нам пишут» открывается: +790376769194. Сюда, друзья, пожалуйста, Ваши вопросы и ещё я посматриваю как могу, одним глазом, правда, под видеотрансляции, которые у нас идут на ютубе и в фейсбуке, поэтому туда, конечно можно прислать ваши вопросы и ваши комментарии. Очень много женщин сегодня пишет нам. Как Вы думаете почему?
 
Сергей Ястржембский: Не знаю, честно говоря.
 
Маргарита Балакирская: Конечно, не знаете, даже не догадываетесь. Ая пишет: «Человек привык при Ельцине к высокому уровню адреналина, поэтому сейчас охота в разных экстремальных местах планеты – это моё личное мнение», Но есть такая женская догадка, да.
 
Сергей Ястржембский: Хорошая догадка, в какой-то степени правильная.
 
Маргарита Балакирская: Я ждала, что кто-нибудь да вспомнит то самое знаменитое прозвище, правда мужчина вспомнил под видеотрансляцией. Как Вы думаете о каком прозвище Вашем?
 
Сергей Ястржембский: Видимо, ястреб женский.
 
Маргарита Балакирская: Это, действительно так, что Вы со своей будущей супругой столкнулись как раз, когда ушли из политики на время, да? И когда Вы поехали в Африку?
 
Сергей Ястржембский: Зализывать рану, да.
 
Маргарита Балакирская: Серьёзно зализывать рану?
 
Сергей Ястржембский: Ну, конечно, мы же об этом с Вами говорили. Действительно, я уехал в Намибию и там познакомился со своей будущей супругой.
 
Маргарита Балакирская: Что делала будущая супруга в Намибии?
 
Сергей Ястржембский: То же самое, что и я. Была на Сафари.
 
Маргарита Балакирская: Она Вам припоминала это прозвище?
 
Сергей Ястржембский: Нет, никогда.
 
Маргарита Балакирская: Вообще никогда по этому поводу не иронизировала? Так, сейчас. Комплименты от женщин продолжаются.
 
Сергей Ястржембский: Спасибо им всем.
 
Маргарита Балакирская: Татьяна пишет: «Очень достойно отвечает Сергей Владимирович несмотря на уловки ведущей!». Но я, Татьяна, стараюсь. «Спасибо Вам, - в смысле Сергею Владимировичу, - за то, что пришёл. И удачи ему в его деятельности».
 
Сергей Ястржембский: Спасибо.
 
Маргарита Балакирская: Наш постоянный слушатель, который под ником Зяба нам сообщения присылает, просит Вас о совете. «Дайте совет, лайфхак, что нужно делать в жизни, может много учиться, работать, копить, чтобы потом много путешествовать и заниматься любимым делом?»
 
Сергей Ястржембский: Начнём с того, что надо родиться Стрельцом. Это уже многое объясняет, потому что как раз во всех гороскопах Вы увидите, что Стрельцы они очень неусидчивые, они склонны к смене мест, к путешествиям и к новым впечатлениям.
 
Маргарита Балакирская: Я заметила, да. Надо родиться Стрельцом. Зяба, посмотрите в гороскоп, если Вы, например, Рыбы, всё плохо. Всё очень плохо. Давайте про кино поговорим наконец-то. Тем более, что Вашему фильму – 10 лет. Сколько у Вас человек сейчас там работает?
 
Сергей Ястржембский: На постоянной основе у нас совсем немного – четверо, если брать творческую команду. Что касается оператора, монтажёра, звукооператора, то это набирается под конкретную задачу, под конкретный фильм.
 
Маргарита Балакирская: С ума сойти. Мне сейчас хочется снова припомнить Митеньку с журфака, помните, у нас такой виртуальный персонаж возник, который снова спросит Вас: «Что нужно сделать, чтобы стать Вашим сотрудником?». Родиться Стрельцом, я поняла?
 
Сергей Ястржембский: Это довольно часто спрашивают. К сожалению, мы не можем просто расширить штат. Если бы у нас был постоянный какой-то спонсор, который бы давал нам средства только на расширение штата, мы бы, конечно, расширяли, потому что очень часто просят и молодые ребята, и выпускники журфаков, и выпускники ВГИКа. Нельзя ли с нами поработать, но вот, к сожалению. Мы в таких жёстких существуем, как и, наверно, все остальные, условиях, когда нет возможности расширять команду.
 
Маргарита Балакирская: За счёт чего живёт студия, если у неё нет спонсоров?
 
Сергей Ястржембский: Нет, спонсоры есть, но эти деньги идут на процесс создания фильмов.
 
Маргарита Балакирская: На билеты до Африки и других континентов и стран.
 
Сергей Ястржембский: Да, кстати говоря, дорогого стоит. На сборки этих фильмов, на продвижение. Поэтому сокращаем персонал, но больше денег остаётся на творческий процесс.
 
Маргарита Балакирская: Самая рисковая, самая экстремальная Ваша экспедиция?
 
Сергей Ястржембский: Их было несколько таких. Потому что этих экспедиций было много. Ну, я назову съёмки на Дальнем Востоке с чукчами-зверобоями на кита, на серого кита – это было нечто. Потому что я находился в одной лодке с бригадиром командой зверобоев и, в общем, весь процесс полон адреналина и всяких опасностей и вызовов. Затем это было путешествие к Папуа - Новой Гвинее. Только та часть, которая принадлежит Индонезии и там есть одно племя, называется асматы. С недоброй такой славой – людоедов. В прошлом всё, но, тем не менее, слава-то она сохраняется.
 
Маргарита Балакирская: В прошлом-прошлом, но облизывались. Инстинктивно.
 
Сергей Ястржембский: Тяжёлая была очень поездка, тяжелые съёмки.
 
Маргарита Балакирская: А можно вдогонку? Я перебью, они что-нибудь просили Вас за участие в съёмке? Приезжают белые люди, наверняка, деньги есть.
 
Сергей Ястржембский: Но этот вопрос не относится к ним, этот вопрос относится к нам. Мы всегда платим. Или платим, или дарим. Раздаём товары необходимые той группе этнической или племени, где мы находимся, поэтому это у нас заложено в бюджет съёмок. Даже не надо нам об этом говорить. Мы знаем, что без этого мы не сможем там плодотворно работать. И третьи были съёмки, мы снимали по заказу Центра Амурский тигр фильм «Тигры и люди» о сохранении, спасении нашего амурского тигра, который живёт на границе, к сожалению, с Китаем. Как его угораздило родиться этого тигра. И вот мы делали съемки, собственно говоря, в Китае и в государствах, которые находятся вокруг Китая и частично живут за счёт того, что эксплуатируют нуворишей китайских. И вот там нас несколько раз арестовали группу за съёмки, пожалуй, это было довольно сложно.
 
Маргарита Балакирская: Вас тоже лично арестовывали?
 
Сергей Ястржембский: Нет. Нет. Я же без камеры. Арестовывали операторов, которых мы вытаскивали потом.
 
Маргарита Балакирская: А как получилось вообще, что Вы решили уйти в режиссуру? Желание возникло, когда Вы ещё занимались политикой или уже после?
 
Сергей Ястржембский: Ну, когда я, конечно, готовился к тому, чтобы уйти после тридцати лет службы государственной, из политики, из госслужбы, конечно, я думал о том, чем заняться. То есть фотография была очевидна. Потому что уже был устойчивый интерес, у меня получалось. Но просто с учётом определённой энергии, которая у меня есть, мне было этого мало. Поэтому я искал нечто дополнительное. Но дополнительное стало основным, а фотография стала дополнительным. Так родилась документалистика.  
 
Маргарита Балакирская: Спасибо, что сказали слово фотография. В ближайшее время у Вас будет выставка, к сожалению, не в Ельцин-Центре, хотя это неправильно. У Вас будет выставка в Манеже. Что там будете выставлять?
 
Сергей Ястржембский: 12 февраля в Манеже в Москве открывается ежегодный традиционный фотофестиваль, который проводит великолепный музей великолепной Ольги Свибловой. У меня будет там очень много фотографий выставлено Африки. Африки снятой сверху, Африки снятой снизу. То есть снятой либо из самолётов, либо с вертолётов, либо портреты африканских детей, мужчин, женщин, которые я делал во время съёмок документальных фильмов. Порядка ста фотографий там будет выставлено. В Ельцин-Центр я всегда готов по первому зову привезти любую выставку и показать.
 
Маргарита Балакирская: Что в Вас изменила эта профессия? Я не могу сказать новая профессия, потому что Вы давно уже этим занимаетесь.
 
Сергей Ястржембский: Да много, наверно, изменила. Ну, во-первых, конечно, у меня до этого был солидный достаточно международный опыт, но он был, как Вы понимаете, это жизнь с другой стороны. Это жизнь официальных приёмов, переговоров, гала-концертов, смокингов, галстуков и всего прочего. А здесь я оказался у костра с бушменами, с пигмеями на транстанцах, на разных обрядах Вуду. То есть это то же самое погружение, продолжение погружение в жизнь за пределами России, но совсем в другом измерении. Это оказалось очень интересно. Отсюда родилось столько фильмов, столько программ для телевидения и фотоальбомов. Я просто увидел по-другому, их глазами, как они смотрят на жизнь, а не как мы из официальных кабинетов смотрели на неё раньше.
 
Маргарита Балакирская: В чём кардинальное отличие условных обычных людей, от представителей этих племён, например.
 
Сергей Ястржембский: Племена… Они находятся, вот если взять такую социально-финансовую лесенку, лесенку благополучия, то они находятся в самом низу. И многие блага так называемой цивилизации, глобализации, доходят до них по остаточному принципу. Какие-то крохи до них туда долетают. Основное отличие в том, что… Первое отличие, что они обходятся очень малым даже по отношению к нам. Минимум предметов, которые облегчают им жизнь. И максимум собственных усилий и использовании природы для того, чтобы эта жизнь сохранялась как можно дольше. Это главное отличие.  
 
Маргарита Балакирская: Вас спрашивают, где можно посмотреть Ваши документальные фильмы и каким будет следующий?
 
Сергей Ястржембский: Вот грех есть такой, сейчас у нас нет возможности показывать эти фильмы. Некоторая часть ещё находится на ресурсе Россия-2, но теперь канала такого нет. Мы выпустим, подготовим новый формат сайта и там будет показ, постоянный показ наших фильмов. Сейчас, мы к сожалению, их, в основном, не показываем в интернет-пространстве. Следующий фильм будет посвящён охоте. Он уже в работе. Трофейной охоте, прежде всего во всём мире. То есть мы хотим доказать, я это обязательно сделаю, я в этом уверен, что без охоты у дикой природы нет будущего.
 
Маргарита Балакирская: Здесь плохое про охоту пишут: «Убийство животных – это всё-таки убийство, - пишет нам Сергей, - хоть браконьеры это делают, хоть охотник по лицензии». Но это мнение очень многих людей, Сергей Владимирович, Вы об этом, конечно, прекрасно знаете.
 
Сергей Ястржембский: Я согласен с ними. Но надо знать ради чего ты это делаешь.
 
Маргарита Балакирская: Ну, Вы уже объяснили в течение программе мы не будем повторяться. Вы добились всего, чего хотели?
 
Сергей Ястржембский: Пока не знаю.
 
Маргарита Балакирская: Вы же знали, чего Вы хотели, вот эта планка уже, может быть, пройдена.
 
Сергей Ястржембский: Я не ставлю себе планок никаких. Я ставлю себе какую-то краткосрочную задачу. Задача следующая – это фильм. Задача следующая – это остановить безумие с волками в России. Следующая – поднять престиж охоты, чтобы было меньше людей, сомневающихся в необходимости этой охоты.
 
Маргарита Балакирская: Показал на меня перстом.
 
Сергей Ястржембский: Поскольку Вы для меня некий обобщающий символ.
 
Маргарита Балакирская: Хорошо. Тогда обобщающий символ проанонсирует ещё раз то, что сегодня в семь часов вечера в Ельцин-Центре будет фильм про несчастных африканских слонов, который снял, я уверена, счастливый человек – Сергей Ястржембский. Спасибо большое, что пришли и до свидания.
 
Сергей Ястржембский: Спасибо Вам огромное. 

 
СМИ2
Курганово
Журнал
Диал
Налоговый консультант
Рынок недвижимости с Александром Дмитриевым
Отправить новость
ФИО *
E-mail *
Текст новости *
* поля, обязательные для заполнения
Написать письмо
Адресат *
ФИО *
E-mail *
Телефон *
Текст письма *
* поля, обязательные для заполнения
Отправить резюме
Адресат *
ФИО *
E-mail *
Телефон *
Текст письма *
* поля, обязательные для заполнения
Подписаться на новости
ФИО *
E-mail *
* поля, обязательные для заполнения
Задать вопрос
ФИО *
E-mail *
Текст вопроса *
* поля обязательные для заполнения
Задать вопрос
ФИО *
E-mail *
Текст вопроса *
* поля, обязательные для заполнения
Заявка на рекламную кампанию
Контактное лицо *
Компания *
E-mail *
Телефон *
Дополнительные сведения
* поля, обязательные для заполнения