Шапка 2019
13 марта 2019 ,  139 просмотров
Интервью
Гость: Елена Чекалова, гастрономический обозреватель, писатель и журналист. О том, есть ли счастье в еде, какие диеты могут быть опасны, почему прервалось сотрудничество с Первым каналом и что предпочитает на завтрак Леонид Парфёнов.


Маргарита Балакирская: На «Эхо Москвы» продолжается дневной интерактив. Меня зовут Маргарита Балакирская. Сегодня гостья прямого эфира Елена Чекалова – гастрономический обозреватель, писатель и журналист. Добрый день, Елена!
 
Елена Чекалова: Здравствуйте!
 
Маргарита Балакирская: Должна ли женщина хорошо готовить?
 
Елена Чекалова: Это точно так же, как и мужчина. Если нравится, то почему бы и нет? Вы знаете, я никогда не склонна считать, что путь к сердцу мужчины лежит через желудок – это абсолютный миф. И я знаю огромное количество семей, где у мужа и жены просто десятилетиями любовные отношения, любовные настроения, и никто из них не готовит.
 
Маргарита Балакирская: Слава Богу, вы не гастро-наци. Знаете, есть граммар-наци, а есть гастро-наци.
 
Елена Чекалова: Я – нет. Я считаю, что это всё только по любви.
 
Маргарита Балакирская: Я слушателям поясню: Елена приехала в Екатеринбург по приглашению Ельцин центра, у нас начинается гастрономический кинофестиваль, который не ограничится, разумеется, только кинопоказами. Чем вы займётесь?
 
Елена Чекалова: Кроме того, что я буду представлять некоторые фильмы и участвовать в дискуссиях, завтра я приготовлю в ресторане Ельцин центра «Барборис» гастрономический ужин, в котором будут использованы мотивы самых модных сегодня в Европе гастрономических тенденций. Например, у нас будет брускетта с баклажаном и ферментированным чесноком. Представляете, если бы вы увидели ферментированный чеснок, вы бы поразились, что это тот же самый чеснок, хотя он абсолютно чёрного цвета. И никто его не жарил, ничего. Он просто прошёл именно этот период ферментации. Примерно 60-70 дней этот чеснок провёл в специальном контейнере, где создаётся температура около 65 градусов и особый режим влажности. И он абсолютно изменяет вкус и цвет!
 
Маргарита Балакирская: Главный вопрос: зачем с ним так?
 
Елена Чекалова: Зачем? Потому что это получается абсолютно новый интересный продукт. Я его впервые попробовала в Гонконге, и это был один из лучших ресторанов города, я не помню, как он назывался, но он находился в дорогом пятизвёздочном отеле, французский ресторан, и мне подали филе миньон, которое, мы все знаем, готовится из вырезки, и соус был из этого чёрного чеснока. И когда я попробовала, я подумала: боже мой! Мы с вами говорили до эфира, что я не большой любитель мяса  в принципе, но это было так безумно вкусно! Ты пробуешь, ты не понимаешь, что это такое: это особый вид шоколада, это шоколад с перцем, это шоколад и бобы? Меньше всего ты думаешь, что это чеснок. Это продукт, у которого совершенно невероятная гамма вкуса.
 
Маргарита Балакирская: Я ещё вижу анонс того самого ужина. «Гости вечера попробуют пиццу из цветной капусты без капли муки» Это наверняка необычно, но вкусно ли это?
 
Елена Чекалова: Вы знаете, когда я готовлю эту пиццу дома, у меня дети едят, пока не будет всё съедено до последней капельки. Потому что она настолько необыкновенно вкусная. Когда ты ещё понимаешь, что после каждого куска у тебя не наступает тяжести в желудке – это какой-то восторг! А  на самом деле  придумала эту пиццу в Америке одна женщина, у которой были и сейчас, слава Богу, есть сыновья, которые страдают целиакией. Знаете что такое целиакия? Это непереносимость глютена. Примерно около двух-четырёх, по-разному считают, процентов населения земного шара страдают этой тяжёлой болезнью, они не могут есть ничего из муки, не только из пшеничной, но и ржаной. Что такое вообще глютен? Глютен – это та самая клейковина, сеточка, которая образует и держит хлеб, которой очень много в очищенной пшенице. Но что происходит в XXI веке? Постепенно эта аллергия на глютен в небольших количествах накапливается у совершенно здоровых людей. Мы вдруг замечаем, что мы необоснованно - вроде ничего такого не едим, не переедаем - начинаем полнеть. И садимся на диеты – нам не помогает. Вот сейчас диетологи, когда они проверяют, какую вам нужно дать диету, грамотные диетологи примерно на две недели исключают вообще любую глютеновую пищу. А тут, представляете, вы едите полноценную, вкусную пиццу, с хорошим сыром, с морепродуктами или с овощами, или, бог с ней, с копченой колбасой, как вы любите, но там нет ни капли муки.
 
Маргарита Балакирская: Откуда вы узнали про копченую колбасу? Обожаю, это правда.
 
Елена Чекалова: Обожаете! Так вот, эта женщина, я хочу договорить, она придумала вот такой рецепт и буквально за три года она стала миллионершей, потому что оказался такой бешеный спрос. Людям это понравилось, это вкусно!
 
Маргарита Балакирская: Раз уж вы сказали про диету. Я помню, что несколько лет назад, это было, по-моему, интервью «The New Times», вы с Евгенией Альбац говорили... И сказали -  за точность цитирования не ручаюсь - что ненавидите диеты.  Вы никогда не сидели на диетах?
 
Елена Чекалова: Я сидела. И правда их ненавижу. Потому что в них даже, честно говоря, когда у очень хороших диетологов ты проходишь курс, особого смысла нет. Потому что люди, пройдя курс диеты, они настолько начинают всё ненавидеть из-за этих ограничений, что диета вроде заканчивается, а они за месяц-два набирают прежние килограммы, а иногда ещё больше. Они не замечают, как они начинают объедаться. И организм, он так хитро устроен, он думает: «Ага, а вдруг ты меня снова на диету посадишь? Лучше уж я запасу какой-то балласт внутри, пускай будут эти калории, потом чтобы ты не сажала меня на голодный паёк снова».
 
Маргарита Балакирская: Какую диету вы самой вредной считаете? «Вот здесь уж точно, даже садиться, даже пробовать нельзя!»
 
Елена Чекалова: Вредная? Ну, наверно, мне кажется, что очень вредная белковая диета. Она даёт быстрый эффект похудания. Потому что действительно:  когда человек неограниченно может есть варёное мясо, прежде всего курицу, птицу или телятину, потому что с говядиной там немножко другие проблемы есть и с красным мясом… А здесь вы довольно быстро теряете вес, потому что она требует столько энергии на переработку, сколько в сущности она даёт.
 
Маргарита Балакирская: То есть Дюкан?
 
Елена Чекалова: Ну да. Но не случайно Дюкан лишён медицинской степени во Франции. И даже было несколько судебных процессов. У меня моя подруга сидела на Дюкане, она попала просто в больницу в тяжелейшем состоянии, с камнями в почках. Это совершенно такой закономерный результат, потому что белковые диеты настолько засоряют ваш организм. Вообще я за сбалансированное питание. За то, чтобы просто меньше есть. Не нужно обжираться. Жизнь так придумана, мир так гастрономический придуман, что человеку всё интересно, можно всё попробовать, не нужно обжираться. Нужно по чуть-чуть, немного, и понимать, что есть какие-то периоды, когда вашему организму нужно отдохнуть. Вот мне единственное, что нравится и реально помогает – это интервальное голодание. Я считаю, что это хорошая штука. Когда есть периоды, когда вы даёте организму отдохнуть, и это не тяжело вообще ни разу. То есть вы последний раз, например, едите в шесть-семь часов вечера, и потом в двенадцать часов дня.
 
Маргарита Балакирская: Драконовские меры! (смеются)
 
 -  Сейчас очень многие путают диету с постом. Это, разумеется, неправильно.
 
Елена Чекалова: Да!
 
Маргарита Балакирская: Знаете, я хотела процитировать один фейсбучный пост, его написала женщина, православная активистка из Екатеринбурга. Очень интересно, что вы скажете по этому поводу. Она пишет о себе и о своих детях. Итак: «Первые три дня поста стараюсь жить по уставу. Соответственно, дома ничего не готовлю, да и некогда, дела, службы. Вчера усыпляю Олю (дочку), а Серафим (сын) на своей кровати ворочается и шёпотом причитает: «Как же есть хочется, как хочется». Но маме мужественно ничего не сказал. Постник!», – с восхищением пишет эта женщина. Что бы вы ей сказали?
 
Елена Чекалова: Вы знаете, честно говоря, ничего. Потому что это дело семьи. Я не считаю себя вправе вмешиваться в чужие семейные дела, в чужое семейное воспитание. Но. Мы все всё-таки люди XXI века. Мы должны понимать, откуда возник пост, что такое  именно 40, 48, 49 дней, по-разному бывает каждый год. Число 40 – это одно из главных чисел в Библии, которое связано с различными испытаниями. 40 дней евреи ходили по пустыне, когда они бежали от фараона. 40 дней Иисус ушёл в пустыню, он действительно постился и боролся с искушениями дьявола. Мысленно представить наше погружение в пустыню, бороться с искушениями дьявола – вот что это такое?
 
Маргарита Балакирская: При чём тут маленький ребёнок?
 
Елена Чекалова: Маленький ребёнок в представлении христианской этики, он тоже должен в этот период задуматься о каких-то делах, которые с плотью не связаны. Я помню, когда моей дочке было 10 лет,  и она меня спросила…Она тогда было истово увлечена христианской верой, потом это как-то ослабло, но она ходила в церковь, стояла на службах, моя Маша, да. У нас никогда этого в семье не было! Как-то это к ней к самой пришло. Но однажды она меня спросила: «Мам, а почему я должна несколько недель не есть шоколада, может быть, лучше я буду кому-то помогать, какие-то добрые дела делать?». Понимаете, это приходит на ум, что иногда люди, которые истово соблюдают пост, они могут на вас накричать, они не окажут помощи. Есть прекрасная книга, которая очень много нам объясняет, что такое пост, это книга Ивана Шмелёва «Лето господне». Это совершенно прекрасная книга. И сама книга начинается с Великого поста, с чистого понедельника, который вот у нас был 11 марта. И речь идёт о радости. О том, что люди должны почувствовать большую радость. Радость чего? Что такое вообще для христианина пост? Почувствовать, что такое мир, который Господь создал, как он устроен прекрасно, какие в нём есть прекрасные продукты, которые сам Бог велел человеку есть: морковка, фрукты.
 
Маргарита Балакирская: Даже шпинат, не побоюсь этого слова!
 
Елена Чекалова: Да. И даже шпинат. Так что вот эти все вещи человек должен почувствовать. И, кстати, в древнеанглийском языке слово «land», одно из его значений – это весна. Пост – это весна года, когда мы должны в полной мере прочувствовать прелесть растительного продукта. Ну, это без отношения ко всем духовном исканиям.
 
Маргарита Балакирская: Давайте поговорим о том, что бог послал в виде уличной еды. Вы готовы как человек, который любит, насколько я знаю, уличную еду, пойти на то, чтобы взять и попробовать стритфуд в каком-нибудь екатеринбургском павильоне?
 
Елена Чекалова: Почему нет? Я вообще очень хорошо отношусь к стритфуду. И, кстати сказать, на нашем фестивале, который мы сюда привезли, на фудфестивале будет фильм очень интересный, который называется «Жуки». О том, как люди сегодня  могут есть насекомых. И не морщитесь, пожалуйста.
 
Маргарита Балакирская: Вы ели личинки червяков?
 
Елена Чекалова: Я ела, да. Шелкопряда. И это было очень вкусно.
 
Маргарита Балакирская: На что похоже?
 
Елена Чекалова: На семечки. Не делайте вид, что вас тошнит. Это интересно. Вообще! Вот для чего мы сюда приехали? С Екатериной Дроздовой привезли фильмы, привезли ужин. Вообще для чего людям смотреть фильмы о том, как другие люди едят личинок, о том, как работают какие-то великие шефы, о том как Массимо Боттура создаёт по всему миру креативные столовые для бедных. Для чего это всё нужно? Вы знаете, ведь еда – это особый способ вкусового познания мира. Мы познаём мир разными своими сторонами, чувствами. Можем смотреть, можем путешествовать. Смотреть природу, памятники искусства. А мы можем пробовать в разных странах и понять, какова эта страна на вкус. И есть огромное количество шефов, которые открывают нам мир. Меня очень часто спрашивают, у меня когда-то была такая передача на Первом канале  - «Счастье есть». Вот действительно ли есть – это огромное счастье? Может быть, конечно, не обжираться, а вот с помощью еды познавать мир. Ведь еда – это огромное творчество. И вот об этом мы очень хотим рассказать жителям Екатеринбурга.
 
Маргарита Балакирская: Про уличную еду. Ну ладно. Про личинки червяков я уже всё поняла. Я даже не морщусь. Но, может быть, есть ещё какой-то особенный опыт?
 
Елена Чекалова: Меня потрясла вся уличная еда в Китае, Камбодже, Японии. Например, есть такое блюдо, совершенно прекрасное – рамен. Вы это можете попробовать вот буквально на улице. А сейчас это стало просто одним из моднейших блюд мировой кухни. Рамен сегодня подают даже в мишленовских ресторанах. Очень многие блюда, которые рождены на улице или в кухне бедных, например, в Италии… Вот что такое равиоли? Это когда-то, фактически, еда самых низших классов, уличная еда почти. То, что можно было в Лигурии попробовать в любом доме, можно было попробовать с какого-то лотка, сегодня равиоли – это деликатес, правда? Мы все обожаем равиоли, особенно когда они хорошо сделаны. А сколько можно просто гениальных вещей в Китае попробовать на уличных рынках! Я ела в Шанхае совершенно фантастические карамелизированные ребрышки свиные – это так вкусно. Или, например, так называемые столетние яйца продают, которые в извести долго выдерживают. Да, там появляется специфический запах, но и специфический вкус. Это всё даёт нам новые представления о Китае, о Японии. Или, например,  другое блюдо уличной японской еды: окономияки, так называемая японская пицца. Вы знаете, это так интересно, она делается без капли муки… но с каплей муки, правда! Основа её -  капустное тесто, туда добавляется совсем немного муки и потом различные начинки. И стоят уличные торговцы, у них в основном сейчас электрические грили, плоские, без решётки, на них жарят. Как же это вкусно! Это просто восторг, какая это вкусная еда!
 
Маргарита Балакирская: Насколько та итальянская, китайская, японская еда  - или псевдоитальянская, псевдокитайская, псевдояпонская, которая у нас сейчас продаётся в России, которую подают в ресторанах -  похожа на то, что подаётся за рубежом? В Италии, Японии, Китае.
 
Елена Чекалова: Знаете, Маргарита, это немножко такой неправомерный вопрос. Потому что она разная бывает. У нас очень много разных заведений и, мне кажется, если в целом так взять, то в целом уровень российского общепита растёт. Это моё мнение абсолютно честное. Хотя я не очень люблю по большому счёту наши рестораны, но это лично я, потому что я всё-таки очень много путешествую. Мне есть с чем сравнивать. Но, будучи объективным человеком, я должна сказать, что если сравнивать то, что было десять лет назад и то, что сегодня, конечно, разница огромная. И русские шеф-повара, рестораторы – научаемые люди. 
 
Маргарита Балакирская: Вы меня сейчас, признаюсь, очень удивили. Потому что есть санкции. Я думала, что вы как раз скажете, что вся эта история с санкциями негативно повлияла на уровень российских ресторанов.
 
Елена Чекалова: Смотрите. Тут палка о двух концах. С одной стороны, я категорически против санкций, естественно, потому что у нас сегодня из-за того, что трудно найти хороший пармезан, мы не можем делать по-настоящему вкусные пиццы. Уж тогда лучше поешьте мою из цветной капусты.
 
Маргарита Балакирская: Я помню. Без капли муки.
 
Елена Чекалова: Да, без капли муки. Вот. Но там тоже, кстати, сыр добавляется. Можно пармезан, можно и чеддер, который у нас в нормальном качестве продаётся. У нас люди, несмотря на всё, они хотят как-то вывернуться. Голь на выдумки хитра, мы обратили внимание на какие-то свои продукты. Честно, мне не нравятся пока российские сыры. Честно. Пока нет.
 
Маргарита Балакирская: Я вообще не понимаю, что я делаю в этой студии, вы просто угадываете мои следующие вопросы. Вообще не умеют делать у нас сыр? До сих пор?
 
Елена Чекалова: Нет, послушайте, вот есть уже некоторые маленькие фермеры, ко мне недавно на Дорогомиловском рынке подошли одни фермеры, такие милые ребята, говорят: «А попробуйте наш эпуас». Я пошла попробовать. А эпуас – это очень известный французский сыр, который делают в Бургундии и особенность его ещё в том, что этот сыр, после того, как он сделан, ферментирован, его вымачивают в таком специфическом  бургундском самогоне, который называется мар. Я попробовала их сыр. Знаете, он вкусный. Он ничего общего не имеет с эпуасом. Я говорю: ребята, вы молодцы, вы сделали вкусный сыр, только зачем вы его эпуасом называете? Потому что эпуасом он не является ну ни разу просто. Вы, говорю, даже не совсем себе представляете, что такое эпуас. Ну у вас такая немножко морщинистая оболочка у этого сыра, но может быть этим он чуть-чуть похож на эпуас, но ни по вкусу, ни по цвету, ни по запаху он не похож на эпуас – значит он эпуасом не является.
 
Маргарита Балакирская: Логично. А та самая перуанская кухня, которая сейчас в моде? У  нас даже сейчас в Екатеринбурге что-то такое пытаются делать и продавать, насколько это похоже?
 
Елена Чекалова: Нет, вы знаете, это совсем не похоже. Другое дело, что интерес к чужому столу он всё равно людей развивает. Почему, например, здесь нельзя сделать перуанскую кухню? Потому что слишком дорого привезти. Как бы на Перу не распространяются санкции, но представляете, что в Перу больше 400 видов перцев чили и они идут во все эти севиче. Для того, чтобы сделать настоящее тигриное молоко, нужны те виды перцев, которые вы здесь никогда не достанете. Для того, чтобы сделать севиче, нужна фантастическая рыба, свежая, которую только что выловили.
 
Маргарита Балакирская: Не все просто знают, что это - севиче. Рыбка мелко нарезанная…
 
Елена Чекалова: Севиче – это блюдо из рыбы, где рыба сырая, многие превратно думают, что она маринуется в лимонном соке.
 
Маргарита Балакирская: Но это неправда?
 
Елена Чекалова: Нет, конечно. Это неправда. Потому что первое правило вообще в приготовлении севиче – никогда не используйте лимонный сок, а только лаймовый. И никогда не держите в нём больше 50 минут. То есть как делают перуанцы севиче? Я была на мастер-классе самого выдающегося перуанского повара Гастона Акурио, собственно человека, который создал современную перуанскую кухню, и вот у него есть ресторан в городе Лима, где невозможно забронировать места, потому что только живая очередь, и вы должны отстоять два часа в очереди, это того стоит, и все стоят. И потом вы получаете севиче, от которых сносит крышу. Это свежайшая рыба, сок лайма, немного каких-то добавок овощей, вот это и есть настоящее севиче, где вы чувствуете вкус рыбы. Севиче – это блюдо про рыбу. Когда вы пробуете это в Москве, вам там зальют тем соусом, вот этим, туда авокадо, манго, будет тысяча вкусов, вы почувствуете всё, что угодно, кроме вкуса рыбы. И, наверно, эти шефы знают, что такое настоящее севиче, но у них нет выхода, потому что у них нет такой рыбы, как у Гастона Акурио, но что им остается делать. Но всё равно они как-то разнообразят наш стол, и мы должны быть тем не менее благодарны, потому что они расширяют наш кругозор, заставляют нас думать, что нужно вот поехать, попробовать всё-таки, что такое это севиче значит на родине, правда?
 
Маргарита Балакирская: Хотелось бы сказать: да, правда, Елена... Ваш самый-самый любимый ресторан в Москве. Есть ли вообще такой?
 
Елена Чекалова: Да, есть. Это ресторан, в котором наша семья до неприличия много семейных праздников просто иногда празднует, это «Twins Garden» братьев Березуцких, такой есть ресторан. Я считаю, что это просто ну очень, очень высокого уровня особенно для России заведение. Честное, с хорошими продуктами. Что мне очень нравится в Иване и Сергее Березуцких, что они очень внимательно, очень честно относятся к самому продукту. В этом ресторане довольно простые блюда.
 
Маргарита Балакирская: Простые – это…?
 
Елена Чекалова: Простые не в том смысле. Они иногда очень сложно приготовлены, но вам в голову не придёт, как это непросто приготовлено. Ну, например, чтобы вы понимали. Вы можете там поесть, скажем, вот такие помидоры, когда они у вас во рту оказываются, вам кажется, что это целое помидорное море. Настолько концентрированный вкус помидора, потому что они специальным образом ферментированы, дегидрированы, но очень нежно, очень аккуратно, так что вкус помидора увеличивается в стократно. Но самое главное, что изначально эти помидоры с фермы братьев Березуцких, потому что в Калужской области, они с помощью тех людей, которые вложились в этот ресторан - у них у самих вряд ли бы такие деньги нашлись -  сделали грандиозную ферму, где куры с потрясающими яйцами, коровы, козы, даже нубийские козы,  и из их молока они делают сыр. Вот, понимаете, вот такого отношения к продуктам в России мало где можно встретить. Потом, мне в целом понравился ресторан «Сахалин», который недавно открыли в холдинге «White Rabbit» Потому что там очень много прекрасный российских морепродуктов. Я была почти в первые дни после открытия, кое-что мне не понравилось в обслуживании, мне совсем не понравилось бедная, на мой взгляд, для такого ресторана винная карта, но свежесть гребешков, морских ежей  просто феноменальна.
 
Маргарита Балакирская: Наши слушатели могут сейчас расстроиться, услышав про гребешки. Можно я задам вам вопрос про ваш ресторан? Потому что для многих людей он был любимым. Он закрылся, по-моему, в 2016 году. Что произошло?
 
Елена Чекалова: Да, он закрылся. Вы знаете, я думаю, произошла очень простая вещь. Поскольку я смею надеяться, что я хорошо готовлю, но я не опытный ресторатор. Потому что это разные вещи на самом деле. Я не умею считать деньги. Я не умею экономить на продуктах. Ну и так далее. Просто люди, которые были владельцами этого ресторана… Хотя у нас было очень много народу, но прибыль была не такой уж и большой. И всё время были споры по поводу себестоимости, по поводу того, сего, пятого, десятого… Потому что в ресторане должна быть очень четкая экономическая модель, четкий менеджмент. И я думаю, что виновата отчасти я,  отчасти люди, которые это решили делать. С одной стороны, я им страшно благодарна, что они мне дали этот шанс, но смотрите, как получилось: они мне предоставили творческую свободу, но сказали: «К выбору персонала, менеджмента, вы не должны иметь отношение. Это наши дела и наша забота». Понимаете, на самом деле, это неправильно. Либо человек должен на свои деньги всё это делать и всё сам считать от и до. Либо ему должны настолько доверять, он должен стать управляющим партнёром и он должен определять, какие у него должны быть официанты, какой управляющий и так далее. У меня были прекрасные отношения с шеф-поваром, он отличный парень и всё такое, а вот что касается всяких других дел, я, честно говоря, не очень понимала эту экономику, и у нас было очень много разногласий с владельцами. Вот и всё. И в конце концов, мы просто друг от друга устали.
 
Маргарита Балакирская: Вы бы хотели снова попробовать?
 
Елена Чекалова: Сейчас нет, наверно. Я сейчас гораздо в большей степени увлечена журналистикой и гастрономическими путешествиями, это даёт мне возможность много ездить от разных журналов, рассказывать людям о еде, я делаю мастер-классы. Часто я работаю с различными крупными компаниями, как я вам рассказывала, например, вот как с компанией «Borealis»,  для которых я делала открытие фабрики, разрабатываю различные блюда из продуктов тех или иных российских компаний. Это безумно просто для меня интересно. И самое главное, здесь я одна. Я не завишу от того, сколько прибыли хочет получать ресторатор, ну и так далее. Понимаете, для меня это очень тяжело, потому что когда я прихожу в ресторан, я вижу, что сегодня не достали вот эти специи, а они должны быть в этом блюде, что их хотят заменить другими, я могу пойти в «Глобус Гурмэ», самый дорогой ресторан, и купить за свои деньги и принести их на кухню. А это неправильно вообще ни разу.  
 
Маргарита Балакирская: В чём больше творчества? В журналистике или в приготовлении еды?
 
Елена Чекалова: Вы знаете, и в том, и в другом. Я не перестаю готовить, я готовлю каждый день, и фотографии еды я очень часто размещаю на Фейсбуке и в Инстаграме. Это всё моя еда, говорят, моим домашним повезло, но у меня сын прекрасно готовит и дочка, кстати. Мы все иногда собираемся, чтобы что-то приготовить друг для друга. И вообще это прекрасно, когда дома вкусно пахнет. Вот вы у меня спрашивали, должна ли жена уметь готовить.
 
Маргарита Балакирская: Я сказала не про жену, а про женщину. В самом начале программы.
 
Елена Чекалова: Я вернусь к этому. Должна, если хочет. А не хочет – лучше не надо. Но когда это в семье есть, когда в доме вкусно пахнет…
 
Маргарита Балакирская: То счастлив Леонид Парфёнов. И можно дурацкий вопрос, раз он у нас был в анонсе этой программы, тогда я уж продублирую. Что Леонид Парфёнов предпочитает на завтрак?
 
Елена Чекалова: Что касается завтрака – он страшно консервативный человек. Он каждый день ест сырники – это ужас просто! Они мне уже самой иногда поперёк горла. Он говорит: «Я хочу только сырники и кофе».
 
Маргарита Балакирская: Без капли муки?
 
Елена Чекалова: Там на килограмм творога две без горки столовых ложки муки, но я делаю сырники и вовсе без муки, на пару.
 
Маргарита Балакирская: И торты, я помню, тоже без муки некоторые.
 
Елена Чекалова: Да, да.
 
Маргарита Балакирская: Всё-таки, всё-таки про счастье, которого нет, к сожалению. Это  уже вообще-то  дела давно минувших дней, сколько лет-то прошло? Шесть лет, наверно, когда вы уже не сотрудничаете с Первым каналом. У нас здесь слушатели как раз спрашивают: в чём была причина расторжения отношений?
 
Елена Чекалова: Да никому непонятно, потому что особенно на «Утре» это была одна из самых рейтинговых рубрик.  И до сих пор это смешно, я встречаю людей, в аэропорту где-нибудь, подходят: «Ой, как же мы любили вас смотреть, а почему вы этого не делаете?». Я даже не знаю, что им отвечать, потому что когда я прощалась со своим непосредственным начальником, он почти плакал. Но таково было решение, я думаю, что это во многом связано с тем, что моему мужу запрещено работать на федеральных каналах, я тоже тут под горячую руку попала.
 
Маргарита Балакирская: Вы пришли на митинг в поддержку Алексея Навального, когда он пытался избраться на пост мэра Москвы.
 
Елена Чекалова: Да, я вообще очень часто хожу на митинги на разные, когда я в Москве, стараюсь не пропускать таких событий.  Я довольно, скажем, не во всём радужно отношусь к Алексею Навальному, но я считаю, что он делает просто огромную для нашей страны работу за всех. Вот эти его расследования, конечно, то, что он смелый человек, что он всё время людей будит: «не спите!». Сейчас вот очень часто говорят  - «безвременье». Мы превращаемся в какие-то бреженевские 70-е, 80-е годы. Извините, сейчас не безвременье. Сейчас очень страшные вещи происходят. Когда мы задумываемся о том, что наш лучший режиссер, Кирилл Серебреников, под домашним арестом по совершенно выдуманному обвинению, и вот сейчас уже даже судьи понимают, что это всё дело рассыпается, а человек год лишён возможности нормально работать. Когда ещё того хуже, когда дело «Нового величия», когда дети, просто девочка, больная девочка высказывала свои какие-то мысли  - и пришёл человек из органов, сделал, чтобы выслужиться, какую-то организацию, втянул детей, теперь их судят, они сидят в тюрьмах и в лучшем случае по домам – разве это не страшные события? Когда Госдума утверждает закон о неоскорблении власти, я хочу спросить: «Дорогая Госдума, а почему ты меня оскорбляешь каждый день вот этими законами, вот этими процессами и так далее?». И, конечно, Алексей делает большую работу и я приходила и буду приходить на его митинги.   
 
Маргарита Балакирская: Я сейчас знаете о чем думаю… Вы занимаетесь гастрожурналистикой потому что классической журналистикой сейчас очень тяжело заниматься?
 
Елена Чекалова: Видите, я начала заниматься гастрожурналистикой ещё в то время, когда ей вполне можно было заниматься -  и всегда с удовольствием сочетала и то, и другое. Потому что кажется, что мир еды – это отдельный мир. На самом деле  это мир, который целиком вписан в нашу повседневную жизнь. Я, знаете, иногда говорю: я от своих кастрюль… мне как кухарке, виднее то, что происходит в государстве. Я вижу, как дорожают продукты, как живут люди, что они могут себе купить, что могут готовить. Вот, например, те рецепты, которые я публикую в Фейсбуке, в Инстаграме, я часто делаю принципиально из самых недорогих продуктов, потому что я хочу, чтобы каждый человек мог себе их позволить. А не только гребешки, креветки и так далее, что мы с вами очень любим. Но можно делать гениальные блюда из морковки.
 
Маргарита Балакирская: Можно. У нас тут на WhatsApp несколько ехидный вопрос: «Не вредно ли есть просрочку нашим пенсионерам? Наблюдаю каждые выходные очереди за просрочкой на Уралмаше», - пишет наш слушатель. Кажется, я поняла, к чему это. Вы как-то дали рецепт какого-то блюда, но не из просроченных продуктов, а из каких-то дешевых. И полилась волна критики: что вы себе позволяете, значит, вы считаете, что люди не достойны большего?
 
Елена Чекалова: Нет, там речь шла о другом. То, что вызвало волну критики: я показала, как много у нас отходов пищевых пропадает. Это было просто статья, которая вызвала бурю, а до того первый раз я сделала об этом сюжет на Первом канале, ещё когда я работала. Я показала, как можно использовать то, что мы считаем достойно только помойного ведра. О чём шла речь на Первом канале: вот, например, у меня есть мой любимый прованский рыбный суп, который можно, кстати, в отличии от севиче вполне качественно приготовить в России, что для этого нужно? Кроме небольшого куска дорогой рыбы, который вы кладёте практически в уже готовый суп, нужен очень крепкий рыбный бульон, который делается из голов, из которых, конечно, вынуты жабры, потому что жабры дают горечь очень часто, скелеты рыбы, хвосты, плавники, очистки от креветок. Я коплю эти очистки от креветок, складываю в мешки, кладу их в морозильную камеру, когда у меня накопится килограмма три, я делаю из них волшебный порошок. Что это значит? Я их прожариваю в духовке, высушиваю, потом их недорогим бренди поливаю, чтобы вытянуть из них хитин, и перемалываю их в кофемолке. Потом я их в мешочек в марлевый и опускаю в рыбный суп. Вот это благоухание креветочного моря передаётся этому супу. И у меня висит в Инстаграме мой рецепт, который практически целиком делается из того, что люди либо кошкам отдают, либо выбрасывают вообще в помойку. Однажды, когда я была на кухне очень-очень знаменитого итальянского ресторана в Тоскане у знаменитого повара, который в том числе выращивает рис, он такой итальянский Джейми Оливер, я увидела, что у него стоят целые чаны огромные с очистками, с хвостами.
 
Маргарита Балакирская: И что-то, наверно, его никто не критикует.
 
Елена Чекалова: Потому что это принято готовить из отходов! И, кстати, один из фильмов нашего фестиваля будет «Театр жизни». Это потрясающий совершенно фильм о социальной ответственности повара. Почему Массимо Боттуро гениальный человек, который не просто готовит лучшую в мире еду? Да, конечно, нельзя сказать лучшую. Но он сегодня повар в мире номер один по рейтингу «50 The Best Restaurant оf the World» Этот человек, который задумался, почему в мире каждый год так много придумывают новых блюд, так много деликатесов, а каждый год всё больше и больше людей оказываются за чертой бедности и голодают. Не виноваты ли в этом мы? Повара, которые культивируют дорогие морепродукты, мясо. И которые не научили массу людей готовить из простого. И он показывает радость приготовления, всё в этом фильме есть, понимаете, как это важно почувствовать, что еда может спасти мир? И в этом фильме еда даже изменяет судьбы бездомных, которым он показывает – не отчаивайтесь. Сегодня у вас прекрасная еда, давайте начнём жизнь сначала!
 
Маргарита Балакирская: Я вспомнила ту самую фразу Березовского во время президентской кампании, он сказал: «А я бы хотел видеть Лёню Парфёнова на посту президента». Елена, вы можете себя представить - просто сейчас  так зажигательно говорили: еда как философия и даже более, как политика -  в качестве супруги президента?
 
Елена Чекалова: Честно, об этом никогда не думала, и у нас нет никаких таких амбиций. Мне кажется, что я на своём месте, а Леонид на своём. Вот он очень много, мне кажется, в своём «Парфеноне» делает и показывает, как можно интересно жить. Потому что мне часто говорят: «Ой, вот хорошо вам, вы так много путешествуете, а у нас нет денег на путешествия». Во-первых, знаете, если человек хочет работать, он может деньги зарабатывать. Потом путешествовать можно по-разному. Мы когда с Лёней начинали нашу жизнь, я думала, что у нас будет так мало денег. Всё это вопрос приоритетов. Мне не нужно было ничего. Я могла ходить в одном платье, в одних туфлях, но я считала, что самые главные деньги нужно тратить, прежде всего, на путешествия. Вы знаете, одно из наших первых совместных путешествий была Аргентина. Вот вы не поверите. Мы собрали вообще всё и ещё заняли, чтобы поехать. Мы жили в какой-то однозвёздочной гостинице, мы поехали в Аргентину, когда мы туда приехали и стали знакомиться с людьми, да на последние деньги, это было под Новый год, мы купили билет в какой-то не очень дорогой ресторан, я помню, что этот ужин на двоих, для нас это были просто безумные деньги, он стоил, по-моему, 60 долларов. И мы потом с Леней вообще думали, а что мы будем делать вообще завтра? На этом ужине мы познакомились с местным адвокатом, с местным владельцем супермаркета, всё остальное время они настолько были увлечены нашими рассказами, что они нас возили, поили, кормили, а потом отправили в Москву. А они нас спросили: «А вы миллионеры, что вы из Москвы приехали в Аргентину? У нас нет денег, чтобы поехать». А они богатые люди! А мы бедные, но у нас эти деньги есть. Понимаете, это вопрос приоритетов.
 
Маргарита Балакирская: Чего мы с вами не успели сегодня сделать, так это поговорить про бистрономию. Так это называется?
 
Елена Чекалова: Да, я огромный проповедник этого течения, я хочу в двух словах рассказать, что это такое. Это самое популярное в гастрономии направление, что еда, хорошая еда, должна быть доступна всем. И на ужине, который будет в Ельцин центре, я хочу показать, что можно приготовить деликатесы из самых простых продуктов.
 
Маргарита Балакирская: Спасибо большое. Елена Чекалова была в нашем эфире. До свидания!
СМИ2
РЖД
Курганово
БД
Диал
Налоговый консультант
Рынок недвижимости с Александром Дмитриевым
Отправить новость
ФИО *
E-mail *
Текст новости *
* поля, обязательные для заполнения
Написать письмо
Адресат *
ФИО *
E-mail *
Телефон *
Текст письма *
* поля, обязательные для заполнения
Отправить резюме
Адресат *
ФИО *
E-mail *
Телефон *
Текст письма *
* поля, обязательные для заполнения
Подписаться на новости
ФИО *
E-mail *
* поля, обязательные для заполнения
Задать вопрос
ФИО *
E-mail *
Текст вопроса *
* поля обязательные для заполнения
Задать вопрос
ФИО *
E-mail *
Текст вопроса *
* поля, обязательные для заполнения
Заявка на рекламную кампанию
Контактное лицо *
Компания *
E-mail *
Телефон *
Дополнительные сведения
* поля, обязательные для заполнения