Шапка 2019
09 апреля 2019 ,  75 просмотров
Интервью
Гость: журналист и телеобозреватель Арина Бородина. 



Маргарита Балакирская: На «Эхе Москвы» продолжается дневной интерактив , и в нашем эфире такой выездной вариант передачи «Программное обеспечение». Потому что в студии рядом со мной журналист и телеобозреватель Арина Бородина. Арина, добрый день!
 
Арина Бородина: Здравствуйте! Здравствуйте, дорогой Екатеринбург!
 
Маргарита Балакирская: Мы не с телевидения начнём, а с вашей цитаты. «Но всё-таки – да! Ура!». Это вы написали на своей страничке в Фейсбуке по поводу отмены домашнего ареста Кирилла Серебренникова.
 
Арина Бородина: Да, это – ура!
 
Маргарита Балакирская: Для вас это было неожиданно?
 
Арина Бородина: Как вам сказать. Скажу, что было неожиданным, наверно, будет неправдой. Сказать, что я могла это знать, наверно, тоже неправда. Если бы я знала, что может быть в Мосгорсуде, то, наверно, жизнь была бы совсем другой. Вы знаете, я как-то чувствовала это, вот так я вам скажу. Я очень расстроилась, когда накануне Мещанский суд вынес такое же решение, когда срок домашнего ареста у Кирилла, у Софьи, у Юрия истекал, и прокуратура потребовала продления, и суд Мещанский это утвердил. Вот. Ну и когда я вчера эти сообщения, как и все, стала читать, ну как-то мне приятно сказать, что я чувствовала, так я скажу.
 
Маргарита Балакирская: Мне нужно здесь слушателям нашим объяснить. Дело в том, что Арина фактически собкором на этих заседаниях для фейсбучан выступала. Сколько вы уже заседаний по делу «Седьмой студии» посетили?
 
Арина Бородина: Ну, давайте так будем говорить... Я всё-таки не одна была, а то получается, что Арина как будто одна в суде была. Нас было очень много людей. Если говорить о деле Кирилла Серебренникова конкретно. Ну то есть о деле Седьмой студии, его нельзя разделять. Сначала был арестован Алексей Малобродский, который был заключён в СИЗО, потом Кирилл Серебренников был помещён под домашний арест, потом был задержан Юрий Итин и Софья Апфельбаум. Меня не было на первом заседании судебном, когда Кирилла задержали и 23 августа Басманный суд рассматривал дело -  и когда собственно было и вынесено решение о заключении его под домашний арест, на этом заседании меня в Москве не было. А потом, когда шло предварительное следствие, я была на всех заседаниях. Потом, когда начался основной процесс, вот сейчас, что идёт в Мещанском суде, поскольку график очень плотный и невозможно, к сожалению, подстроиться под заседание, я бываю уже гораздо реже, но я слежу за всем процессом. Я слежу за онлайн-трансляциями, спасибо большой «Медиазоне», «Коммерсанту» и всем моим товарищам, с которыми мы за это время познакомились в суде и кто ведёт трансляции из суда. Это отдельная совершенно жизнь, отдельное сообщество. Мы погрузились во все эти судебные реалии. Я, конечно, как журналист всегда следила за громкими судебными процессами, но врать не буду, я не ходила так регулярно в суд, я не знала так, до нюансов какие-то процессуальные тонкости. Я не знала работников прокуратуры, теперь я знаю фамилии судей, я знаю уже три здания суда в Москве.
 
Маргарита Балакирская: Объясните, почему с Серебренниковым для вас получилось именно так?
 
Арина Бородина: Мы знакомы с Кириллом. Я не могу сказать, что мы были товарищи или друзья, нет, конечно. Но мы знакомы давно были. Я знала Кирилла ещё по телевизионным его каким-то работам. Мы были знакомы… Вы знаете, это очень тяжелое… Вот сейчас вы мне задали вопрос, казалось бы, он такой простой – почему? У нас страна, мягко говоря, не самая справедливая к людям, во многих аспектах жизни. Но это уголовное дело, на мой взгляд, было просто надумано. Оно и с политическим контекстом, и можно с каким угодно другим там сказать тоже контекстом. Чем дольше ты ходишь на суд, тем очевиднее человеку непосвященному, со стороны, ты видишь, насколько оно шито белыми нитками. Для меня с самого начала было понятно, что вот эти обвинения в краже государственных денег людей театральных, известных, авторитетных, Кирилл – режиссер с мировым именем, это просто выдуманная история. И проект «Платформа» был один из самых громких проектов, инициированных президентом Медведевым, на самом высоком уровне. Есть специальный номер журнала «Театр», в котором до мелочей описана идеология «Платформы», сколько спектаклей, мероприятий, всего было на ней проведено – это популяризация и продвижение, просветительство  культурной жизни в масштабах страны. И когда людей за это ещё и судят, и шьют им такие определения, как банда… Там жуткие какие-то вещи в суде открывались
 
Маргарита Балакирская: Но вам скажут, что судили всё-таки не за спектакли, судили за мошенничество.
 
Арина Бородина: Нет, за спектакли.
 
Маргарита Балакирская: За мошенничество.
 
Арина Бородина: Нет, нет, нет. Это здесь очень важный момент: не за мошенничество. Потому что мошенничество на чём основано? Они якобы ставили спектакли, а воровали деньги для себя.
 
Маргарита Балакирская: Я думаю, что наши слушатели, конечно, эти детали знают, потому что мы не раз об это рассказывали.
 
Арина Бородина: Слава Богу. Но на самом деле судили театр. Я в одном из своих постов так и написала. Это же судили-то театр.
 
Маргарита Балакирская: Здесь очень важная вещь. Мы, конечно, вряд ли сможем сейчас понять и узнать, кто сказал «фас». Но здесь интересно, почему же всё-таки дали отбой, и такое решение суд вынес?
 
Арина Бородина: Вы имеете в виду вчера?
 
Маргарита Балакирская: Ну конечно, да. Потому что сейчас все задаются этим вопросом, что же такое произошло?
 
Арина Бородина: Нет, я не думаю, что это было вчера или накануне. Но, конечно, тоже не хочется строить конспирологию. Безусловно, все задавались вопросом: что это случилось? Личная чья-то месть? Личная чья-то инспирированная спецоперация? На каком уровне? Понятно, что уровень был очень высокий, потому что это беспрецедентная… вот вы меня спросили: в чём особенность? Я сейчас могу вам сказать. Это беспрецедентная для мирового театра история. Чтобы режиссёр с таким именем, чьи спектакли идут, без ложной скромности, на мировых площадках, на международных кинофестивалях, в Каннах, в Авиньоне Кирилла Серебренникова идут спектакли. Он художественный руководитель одного из крупнейших театров Москвы. Его премьеры мировые балета «Нуриев» идут в афише Большого театра, мировая премьера, на неё приходит весь московский бомонд, включая политический. И пресс-секретарь Президента России сидит в первых рядах. И при этом режиссёр-постановщик спектакля находится под домашним арестом. Этого не было никогда в истории театра России, и в мировом театре этого тоже нет. Что касается вчерашнего решения. Я думаю, что это не решение одного дня. Потому что с самого первого дня о Кирилле негласно хлопотали, потому что он самая публичная известная фигура среди всех фигурантов дела «Седьмой студии», чтобы он был освобождён под залог или под подписку о невыезде. Очень тяжёлая была судьба у Алексея Малобродского, у театрального продюсера, который работал в том числе и в «Гоголь-центре». Он вообще был в СИЗО более 11 месяцев, гробил своё здоровье, силы свои, это невозможный ад был. На самом высоком уровне известные артисты, политики и общественные деятели, как принято сейчас говорить, хлопотали за Кирилла. Это было бесполезно. Хлопотали перед Путиным. И на Совете по культуре выступали. Какие-то вещи просачивались в публичную плоскость, а о каких-то вещах мы знали негласно. Но, конечно, когда в программе «Вести недели» выступил Дмитрий Киселев про то, что надо изжить в себе маленького Сталина, я подробно рассказывала об этом на «Эхо Москвы» в своей рубрике, это было очень знаковое впечатление.
 
Маргарита Балакирская: Он сказал: «Зачем держать человека, – я говорю про Киселева, – под домашним арестом?». Это было сказано, по-моему, в конце марта. Да, Арина? Такой звоночек.
 
Арина Бородина: Да. Это был серьёзный звонок, у нас там спор, дискуссия была в фейсбуке, означает это что-то или нет? Но, зная некоторые телевизионно-политические реалии, я, например, честно вам скажу, не потому что я такая там провидица или не провидица, я понимала, что это не просто так. Не бывает так. На 16 минут такой огромный кусок, с авторским комментарием в эфире ВГТРК, при том, что телевидение всё это судебное следствие практически не замечало. И это скорее знак плюс, чем минус. Понятно, что они замалчивали, но что сейчас удивляться. И не такие вещи замалчивают, но никого не записали во враги народа, как у нас часто делается телевизионная антикампания и человек попадает во враги, в чёрные списки, и его начинают топать. Даже Сокурову, лауреату Государственной премии, однажды в этой же программе «Вести недели» досталось довольно серьёзно. О чём я тоже делала свой комментарий. Так вот. Я хочу сказать, что это было очень показательно, и в Мещанском суде это принято решение, но его приняли на уровень выше, в Мосгорсуде. Я почти уверена, что это только… как вам сказать, сейчас же будет 11 числа суд по Нине Масляевой, которая тоже отдельный фигурант в деле «Седьмой студии», а 12 апреля будет текущее заседание по процессу. В любом случае – это ура. Потому что это ослабление режима. Все могут ходить на работу, все могут встречаться с близкими людьми, гулять. Как сказал вчера Кирилл, первые его слова около Мосгорсуда. Это всё равно свобода передвижения. Потом у него отец очень пожилой человек, живёт в Ростове-на-Дону. Ему 86 лет почти уже. Это очень тяжёлая ситуация. Я, как и все в этом году, все, кто следил за этим процессом, очень вчера была счастлива, что это один из этапов к ослаблению. И я надеюсь… Я не знаю, каким дальше будет путь этого процесса, и как это всё повернётся со всем не знаю. Видите, у меня даже язык заплетается, потому что для меня настолько это тяжелое… просто тяжелейшая депрессивная была история всё это время, особенно этап предварительного следствия когда шёл, когда бесконечно продлевались сроки домашнего ареста, и когда ты слышал совершенно блестящее выступление адвоката, блестящее выступление всех участников, особенно Кирилла Серебренникова, Алексея Малобродского. Это люди невероятной силы духа и достоинства. Они держались в суде, не сдавались этим обстоятельствам.
 
Маргарита Балакирская: Предлагаю сейчас поставить многоточие и перейти к теме, а почему, собственно, Арина Бородина приехала в Екатеринбург? И поговорить о том, что будет 9 апреля в Ельцин-Центре, что там будет за лекция.
 
Арина Бородина: Спасибо за такое громкое слово. Наверно, всё-таки выступление, какой-то рассказ. Вот видите, какой у нас с вами кульбит. Из одной культуры в другую. Но я вообще занимаюсь телевидением уже больше 20 лет, я о нём пишу, писала, сейчас чаще рассказываю. Периодически выступаю перед разными аудиториями с какими-то темами. Я занимаюсь аналитикой, обзором, т.е. писать уже не пишу, как я говорю, ушла из большого спорта, и у меня есть некоторое количество тем, которые, как мне кажется, интересны могут быть самым разным людям в безотносительном порядке, политики, их взглядов, мнений, образования, возраста и места жительства. Я предложила моим коллегам, я бы сказала, моим товарищам -  я уже сказала, что третий раз выступаю в Ельцин центре, мне очень нравится, и в Екатеринбурге. Я здесь уже пятый или шестой раз, я приезжала, когда он ещё был городом Свердловском в 89-м году, учась в десятом классе. Я предложила тему. Это такая антология экранизаций сериалов, снятых на основе литературных произведений самых разных авторов. Именно в российском эфире, которые выходили последние 16 лет.
 
Маргарита Балакирская: Почему 16 лет?
 
Арина Бородина: Я объясню. Потому что я очень много в своей работе отталкиваюсь от рейтингов телевизионных. Собственно мой эфир на «Эхо Москвы» связан с рейтингами, я часто говорю о самых популярных телепроектах недели. Архив данных медиаисследований, то есть телевизионной социологии, сейчас хранится в компании «Медиаскоп», которая предоставляет эти данные с 2002 года. То есть данные, конечно, всегда были измерительные и раньше, но вот именно архив как база, они смогли это сделать в 2002 года. А говорить об успехе или провале экранизации во многом можно в том числе отталкиваясь от рейтингов, насколько они были востребованы зрителем. Или наоборот невостребованными. Тому есть разные обстоятельства, о которых я как раз рассказываю. Но эту антологию я составляла вручную. Это моя была идея составить именно такую вот антологию самых популярных сериалов, она причём, возможно, несовершенна, но, мне кажется, основные экранизации, которые были по разным литературным произведениям и, кстати, иногда я её пополняю, потому что а) выходит какие-то новые сериалы, б) я вспоминаю, что в таком-то году… Я, кстати, вот только что недавно была в Норильске, и мне одна из слушательниц сказала: «А вы не берёте в свою антологию, например, сериалы, снятые по произведениям Александры Марининой или Дарьи Донцовой? Детективы». Я вдруг задумалась и говорю: «Вы знаете, наверно, нет».
 
Маргарита Балакирская: А почему? «Что за московский снобизм?» -  сказали в Норильске.
 
Арина Бородина: Нет, нет, нет. Здесь нет никакого снобизма. Но просто всё-таки это детективный жанр, и эти сериалы сняты, допустим… я смотрела их, я очень люблю «Каменскую», особенно первый сезон, но она снята была именно как отдельный жанр детективного сериала, а всё-таки я беру экранизации, может быть, это могут быть и современные произведения, например, есть в моей антологии сериал, снятый по повести Акунина «Белый бульдог». Тоже детектив, но это всё-таки было такое отдельное художественное произведение, и я брала крупные федеральные каналы, но вот «Каменской» нет в моей антологии, возможно, если меня кто-то ещё раз другой спросит, я задумаюсь, и, может быть, это исправлю. В чём особенность сегодняшнего выступления у меня? Мы с Людмилой Телень обсуждали тему моего выступления, мы её назвали так: «От “Идиота” до “Ненастья”», потому что «Идиот» идёт первым в списке – это 2003 год, сериал Владимира Бортко, с которого начался бум популярности зрительской  экранизаций литературных произведений, а «Ненастье» по роману Алексея Иванова, его прекрасно, конечно, знают в Екатеринбурге, это был последний роман-экранизация на текущий момент. В 2018 году этот сериал вышел на канале «Россия». Такая вот антология получилась у меня.
 
Маргарита Балакирская: А вы знаете, что в Каннах международный фестиваль телевизионного контента проходит...
 
Арина Бородина: Да, прямо сейчас. С 5 по 10.
 
Маргарита Балакирская: Там «Ненастье» называется чуть ли не звездой нашего списка.
 
Арина Бородина: Да что вы? Они там? Я не знала этого…
 
Маргарита Балакирская: Хотя там есть и костюмированные сериалы типа «Анны Каренины», «Софии».
 
Арина Бородина: Он представлен там?
 
Маргарита Балакирская: Так пишут. Я же сейчас не Каннах, я здесь. А там знаете, что смешное пишут? Что «София» и «Анна Каренина» очень полюбились в Чили, в Колумбии, в Бразилии.
 
Арина Бородина: Я периодически получаю релизы компании ВГТРК -  вы же называете «Софию», «Анну Каренину» -  что они продают там в несколько стран, десятки стран за рубежом и в некоторых странах действительно популярны. Я не знала, кстати, что «Ненастье» представлено, но наверно. Он же вышел в конце 2018 года, это вполне такой премьерный сериал получается для участия в телерынке. У меня другая была сейчас интересная для меня, занимательная история, потому что я на каждой лекции сама задаю вопросы аудитории, тоже личная моя такая социология. Что они смотрят, знают ли эти сериалы.  Многие сериалы вообще не знают, а иногда нет.
 
Маргарита Балакирская: А иногда слава Богу.
 
Арина Бородина: А иногда слава Богу, но иногда я, правда, делаю паузу и настоятельно, например, рекомендую - особенно тем, у кого дети учатся в школе или им это предстоит пройти по школьной программе. Не секрет, что сейчас дети читают всё-таки не очень активно, есть экранизации, которые сделаны очень хорошо. Смотреть сериал легче, чем читать классику, да? Есть такие сериалы.
 
Маргарита Балакирская: Например?
 
Арина Бородина: Я специально эту интригу держу. В Норильске, например, вообще никто не читал ни роман «Ненастье», ни сериал не видел.
 
Маргарита Балакирская: В смысле – «никто»? Из пришедших на ваше выступление?
 
Арина Бородина: Очень точно меня поправили, а то сейчас за весь Норильск распишусь. Это будет неправильно. Из тех, кто пришёл ко мне на лекцию, а там всё-таки специальная была аудитория, гуманитарная. Я задала этот вопрос. Смотрел ли кто-нибудь «Ненастье»? И читал ли кто-нибудь роман? Но слышать - слышали. Я, признаться, сама роман не читала. Поэтому я здесь как раз не буду выпендриваться, но я, разумеется, знала, о чём роман, и я полностью просмотрела, естественно, сериал. Все сериалы, которые есть в моём списке, я все видела.
 
Маргарита Балакирская: Как вам сериал «Ненастье»?
 
Арина Бородина: Мне он категорически не понравился. За редким исключением. В том числе поэтому мне очень интересно мнение тех, кто придёт сегодня вечером, потому что понятно, что Алексей Иванов автор для вас не чужой.
 
Маргарита Балакирская: Здесь дело не в Иванове. Дело в том, что всё происходило -  если брать вообще первоисточник -  в нашем городе Свердловске. И те самые афганцы, которые захватили дом вместе со своими жёнами, захватили, чтобы там жить... Это история нашего города. Творчески, художественно интерпретированная в том числе Урсуляком. И после «Ликвидации» я была разочарована. После «Ликвидации» это очень слабая работа.
 
Арина Бородина: Но у него после «Ликвидации» был ещё сериал «Тихий Дон» и «Исаев», у него было много ещё сериалов, но «Тихий Дон» был во всяком случае, был ещё «Жизнь и судьба». У меня есть статистические данные, которые я систематизировала: Урсуляк – режиссер, который чаще всего снимал экранизации. У него четыре экранизации. У него «Исаев» по роману Юлиана Семёнова, у него «Жизнь и судьба» по мотивам романа Гроссмана, «Тихий Дон» и «Ненависть», ой, Господи! Это по Фрейду. «Ненастье».
 
Маргарита Балакирская: Алексей Иванов сейчас зааплодировал.
 
Арина Бородина: Кстати, я читала, что Иванов был очень доволен экранизацией, если это была верная его цитата или эта была политкорректная цитата.
 
Маргарита Балакирская: Мне почему-то кажется, что второй вариант, но Бог с ним.
 
Арина Бородина: Нет, обычно авторы не очень церемонятся. Если им не нравится, потому что они дорожат своим авторским мнением, а, может быть, ему было важно, что его роман экранизировали. Там есть отдельные удачи. Я об этом как раз сегодня хочу вечером поговорить. Всё-таки Урсуляк очень известный профессиональный режиссёр талантливый, но здесь просто был подлог в основе, понимаете. Там действие временное перенесено. И действие романа идёт в 2008 году. А в сериале оно заканчивается 1999 годом. Это большая, принципиальная разница -  и я бы даже сказала, что идеологическое смещение сюжета.
 
Маргарита Балакирская: От Светланы Семёновой пришёл фейсбучный вопрос: «Почему сериалы владеют душами зрителей больше, чем кино, конечно, не без исключения». Но если вы согласны, конечно, с таким утверждением. 
 
Арина Бородина: Я знаю Светлану, спасибо большое. Да, я согласна. Я хочу сказать, что Светлана жила на Байконуре, где я прожила, она знает мою маму, они работали вместе одно время. Я ей сказала: «Задавайте вопросы, я буду на «Эхе». Пользуясь случаем, прямым эфиром, передаю вам большой привет от меня и от мамы! Знаете, сериалы, конечно, популярнее, чем фильмы. Вообще на сериалах держится весь телевизионный эфир. Это не только у нас, но и на Западе точно также. Ведь это же как Библия телевизионная. Ты подсаживаешься, и каждый день смотришь, открываешь эту книгу. Кто-то несколько дней смотрит, сейчас есть разные возможности, кто-то за один день глотает сериалы. Но тебя погружает в этот мир, если сериал увлекателен и снят интересно, то, конечно, он держит определенную часть зрителей, особенно тех, у кого не так много возможностей развлечения и досуга. Кино – это всё-таки другой вид искусства. Он более ёмкий, он требует динамичности, какой-то сиюминутной погруженности, а телевидение вещь такая – игра вдолгую. И более того, сериал позволяет -  если это хороший сериал -  раскрыть сюжет, героев, характеры более широко, чем кино. Ну тут как бы аксиомы нет, но сериалы – это, на мой взгляд, с точки зрения развлечений и возможностей досуга, будь то западный сериал, будь то российский сериал, он позволяет растянуть удовольствие, особенно если это хороший сериал.
 
Маргарита Балакирская: Сериалы дарят нам условных родственников, которые нас ни к чему не обязывают. Практически, как у Брэдбери. «451 по Фаренгейту».
 
Арина Бородина: Мы живём с этими героями.
 
Маргарита Балакирская: Ваш самый любимый российский сериал? Не важно какого года.
 
Арина Бородина: Ух, какой вопрос! Это когда спрашивают про самый-самый.
 
Маргарита Балакирская: Я, например, могу совершенно спокойно сказать, мне просто сказать -  «Ликвидация». Всё, стоп.
 
Арина Бородина: Вы-то смотрите, наверно, всё-таки избирательно, а я в промышленных масштабах много лет. Потому что это часть моей работы была. Есть, конечно, у меня какие-то человеческие, зрительские предпочтения. Среди 29 российских сериалов, о которых я говорю, есть у меня самый любимый сериал -  «Доктор Живаго», снятый Александром Прошкиным по сценарию Юрия Арабова. Это один из самых любимых российских моих сериалов. Экранизация не с самой счастливой судьбой, но, тем не менее, очень хорошая. Мне очень понравился из новых сериалов «Обычная женщина» Бориса Хлебникова, я считаю, это большая удача, он шёл в эфире ТВ-3, это совершенно новый сериал «Частицы Вселенной», снятый Алёной Звонцовой. Мне понравилось «Садовое кольцо» – это я сейчас говорю о последниих сериалах, где продюсером был Валерий Тодоровский.
 
Маргарита Балакирская: «Содержанки» Богомолова как вам? Наверняка ведь уже посмотрели первые серии?
 
Арина Бородина: Я смотрю каждую серию, каждую ночь со среды на четверг. Там обновляется сразу после двенадцати часов, я смотрю, как я написала одной своей приятельнице: «Смотрю тихо». Я его пока никак не комментирую, это любопытно. Я смотрю его на платформе -  безусловно, спасибо большое платформе «Старт», они подарили мне в связи с премьерой подписку. Я обмолвилась уже о нём в своём обзоре, сказала, что я смотрю и к нему вернусь, он ведь идёт не в эфире, поэтому я в этом смысле здесь не обязана говорить, здесь нет рейтингов, к которым я могу быть привязана, я считаю, что это яркая работа. Она не совсем ровная, но это очень любопытно местами. Неровные серии, но есть очень хорошие актёрские работы в нём. А, ну я не сказала вот: «Звоните Ди Каприо», конечно. У меня было очень сильное впечатление об этом сериале. После первой серии ещё так, как-то сяк, но чем дальше он шёл, тем сильнее мне показалась и ярче работа. «Троцкий» на меня произвёл очень сильное впечатление. Сериал последних лет с Константином Хабенским в главной роли. Блистательно совершенно работа у него.
 
Маргарита Балакирская: Давайте отойдем уже от сериалов к журналистике. Есть такое мнение, что, например, политика в России кончилась, хотя политологи есть. А кто-то говорит: тележурналистика кончилась.  Но у меня здесь живой телеобозревателель сидит. У вас ещё глаз горит? Ну так, чтобы не по работе, а так, что интересная программа. Я сейчас говорю про публицистическое, а не развлекательное вещание.
 
Арина Бородина: Видите, я замолчала даже.
 
Маргарита Балакирская: Скорбно. Понятно. Или не скорбно? Или что-то есть?
 
Арина Бородина: Нет, иногда бывает. Я могу сказать, что я всё реже смотрю телевизор вживую. Насчёт публицистики тоже, но бывают какие-то вдруг неожиданные вещи эфирные, которые, да. Зажигают глаз. Иногда это просто развлекательные программы, которые хорошо сделаны. Здесь попроще, да. Опять же сериалы. Потому что они  - даже из тех, которые мы перечислили -  бывает неплохие. Потом, понимаете, я такой человек, может быть и профессиональный склад ума у меня такой... Я никогда не рисую ничего чёрными красками. Я очень адекватно, конечно, отношусь к тому, в какое время мы живём, что у нас кругом цензура в новостях и давно нет альтернативной точки зрения в журналистике и в информации, и это пропаганда. Но я иногда вижу, как качественно сделаны некоторые сюжеты, даже на государственных каналах, которые не касаются политики. Потому что, например, как это ни прискорбно звучит, прощание с известными людьми, наоборот, юбилейные какие-то сюжеты, сюжеты о каких-то выставках, гастролях или событиях, когда люди не соприкасаются с политикой.
 
Маргарита Балакирская: Прямо не соприкасаются  как минимум.
 
Арина Бородина: Ну, да-да. Они сделаны профессионально. И поэтому я часто вешаю ссылки. Есть любимые у меня двое ведущих, которые по счастью, слава Богу, работают ещё в эфире. Это Борис Берман и Ильдар Жандарев, программа «На ночь глядя». Они выходят, конечно, глубокой ночью, раз в неделю. Все эфиры, которые у них выходят, я если не успеваю вживую смотреть, я смотрю потом на сайте. Это, конечно не публицистика, но, как ни странно, я как зритель, даже, может быть, обыватель, очень часто смотрю программу «Сегодня вечером» с Юлией Меньшовой и Максимом Галкиным. Вот этот формат - разговор, известные люди вспоминают бенефисы, ну такой, конечно, безопасный и излюбленный формат, но тем не менее, я смотрю его как зритель. Я много вам, конечно, не назову. Есть, повторюсь ещё, какие-то бывают разовые случайные истории, которые происходят. Просто про шоу сейчас можно говорить: «Голос», «Ледниковый период», «Лучше всех».
 
Маргарита Балакирская: Ещё я знаю, что вам нравится спецпроект в рамках «Орла и решки», да?
 
Арина Бородина: Но это я сейчас смотрю, потому что там и мои друзья, на «Пятнице» есть несколько прекрасных циклов, которые я смотрю просто на ура. У них были замечательные совершенно реалити-шоу «Пацанки», «Секретный миллионер». Они вообще в жанре реалити просто молодцы. Коля, Николай Картозия, который руководит каналом, он очень талантливый продюсер. Я недавно читала интервью Романа Петренко, тоже талантливого продюсера, который некоторое время уезжал из России, сейчас вернулся  и возглавляет ТНТ. И он сказал, что единственный человек, который ещё делает в России телевидение, которым можно удивить, это вот Картозия. И я с ним соглашусь, потому что у них чувствуется идея форматов. А, например, в таком реалити-шоу, как «Секретный миллионер», и социальная составляющая: у них был совместный с фондом «Подари жизнь» проект «Выше неба», если я не ошибаюсь. Боюсь сейчас соврать, как он назывался. Героями этой программы были люди, подростки, молодые люди, которые были неизлечимо больны. И выполнялись их желания. И это очень важный замысел. И у меня не очень однозначное было впечатление, я посмотрела три-четыре программы, которые были сделаны, это была как минимум очень важная история, говорить об этом по телевизору.
 
Маргарита Балакирская: Качественная аналитика сейчас есть? Или после Максимовской уже всё?
 
Арина Бородина: После 2014 года, если вы говорите про федеральный эфир.
 
Маргарита Балакирская: Про федеральный.
 
Арина Бородина: Мы не будем сейчас про канал там «Дождь». Нет. Её нет. Она исчезла как класс. Это беда.
 
Маргарита Балакирская: Самая популярная в России программа телевизионная сейчас – это? По рейтингам. 
 
Арина Бородина: А их несколько. В том числе «Вести недели», упомянутые нами. Старшее поколение особенно очень смотрит активно эту программу. Среди других популярных программ – это «Пусть говорят». Ток-шоу уже много лет, несмотря на то, что Андрей Малахов работает уже на другом канале. Она в лидерах популярности.
 
Маргарита Балакирская: Ну и точечно Борисов, наверно. Выпуск про Началову.
 
Арина Бородина: Дмитрий Борисов с программой «Пусть говорят», да. Я же каждую неделю подвожу итоги самого популярного телепроекта недели в Москве, ну и по стране в целом. Вот я вам и говорю. Вчера я получила рейтинги, по итогам недели, это были «Вести недели», аудитория 18+. Это сериалы, как правило. Довольно долго среди самых популярных программ было шоу «Лучше всех», обычно неплохо собирает аудиторию «Голос». «Голос. Дети», как ни странно, ещё более популярна, чем просто «Голос». Ну, какие-то специальные события. Но из таких традиционных – программа «Время». У нас подавляющее количество зрителей смотрит по-прежнему программу «Время», «Вести недели, «Москва. Кремль. Путин», Владимира Соловьёва.
 
Маргарита Балакирская: И о чём это говорит?
 
Арина Бородина: Это говорит о том, что пропаганда у нас очень развита, ведущие работают очень профессиональные. В своём деле. Я не оцениваю их как профессиональных журналистов. Как профессиональных, скорее, пропагандистов. Факт есть факт.
 
Маргарита Балакирская: Арина, давайте перейдём к нашим баранам. Простите. Я хотела поговорить про региональное телевидение. Вопрос от слушателя Игоря: «Ещё пять лет назад в городе было 11 местных телеканалов, и 13 что ли редакций новостей, которые выдали совокупно больше суток информационных выпусков. К концу года остаётся только одно «Областное телевидение». Мы это заслужили?». Игорь, ремарка: это неправда насчёт одного «Областного телевидения». Если это образ, то образ принимается. Арина, пожалуйста. Если вы, конечно, следите за Екатеринбургом.
 
Арина Бородина: Я слежу за всей палитрой регионального телевидения, потому что это – кусок жизни. Потому что я благодаря тому, что в 99-м году поехала с «Интерньюсом», первый раз я поехала как журналист, который пишет о телевидении, потом имела честь быть в жюри конкурсов, проехала большое количество городов и сейчас бываю по разным делам своим в разных городах... В конце года был большой тур: я была в Красноярске, в Норильске, в Мурманске. И смотрела как раз региональные каналы. Сегодня встречалась в Алёной Вугельман, вашей коллегой. И она мне тоже рассказывала о том, что происходит в Екатеринбурге. Я спросила, она сказала. Ну, конечно, это очень тяжелая ситуация. Практически нет регионального телевидения, его изжили на корню. Вот это вот цифровое телевидение, оно вообще поставило региональное телевидение в жуткие условия. Я так понимаю, что альтернативных точек зрения, чтобы представить зрителям, аудитории, какие-то другие, отличные точки зрения от точки зрения власти доминирующей, практически таких источников информации нет. И в Москве этого нет. Но есть там телеканал «Дождь», который тоже вывели из кабельных сетей, довольно сложно существовать. Прекрасный был канал – «Четвёртый канал», где вы работали, это была слава российского телевидения. Прекрасная была телекомпания «ТВ-2», которую угробили по политическим причинам.
 
Маргарита Балакирская: В отличие от «ТВ-2» «Четвёртый канал» до сих пор существует.
 
Арина Бородина: Он существует, но это уже не тот «Четвёртый канал». И новости «Четвёртого канала», которые брали премии «ТЭФИ» -  и региональные, и федеральные. Ведущие, которых знали не только в Екатеринбурге, но и за его пределами... Это совершенно другая история. Вы же были партнерами того, старого НТВ. Вы знаете, я была сейчас в Красноярске и смотрела, как, например, работает компания «ТВК». Она до сих пор тоже на региональном «ТЭФИ» получила премии и, как ни странно, они получили премию за сюжет о трагедии в «Зимней вишне» в Кемерово. Это не местная новость. И у них был очень хороший репортаж. И я смотрела то, как Красноярск вообще освещал эту трагедию. В том числе с прямыми включениями, это было мне по работе нужно, я порадовалась.
 
Маргарита Балакирская: Красноярск до сих пор ещё какой-то островок в России совершенно необыкновенный.
 
Арина Бородина: «ТВК» поразительная телекомпания, которая ещё, я сейчас Алёне рассказывала, она берёт в свой эфир федеральные новости, о которых в Москве молчат. Например, в новостях «ТВК» рассказывали о том, что Сергей Брилёв, ведущий канала «Россия», имеет британское подданство, имеет там жильё. О чем даже страшно подумать, об этом никто не рассказал в Москве, кроме телеканала «Дождь».
 
Маргарита Балакирская: Как они иллюстрируют? Просто берут из Интернета картинку?
 
Арина Бородина: Они берут из Интернета, есть архивные кадры. В конце концов они же не первый день живут, они умеют работать. То есть я к тому, что они в свой региональный эфир берут новости федеральные, о которых федеральные телеканалы никогда говорить не будут. Я была там, и вот эта как раз новость у них была в эфире. Я порадовалась. Жить очень сложно, очень тяжело зарабатывать, очень сложно с рекламой, очень сложно с кабельными операторами. И, конечно, это поразительно, что в такой большой стране, как наша, где обязательно должны быть местные новости... Я смотрела, опять же, в Мурманске. У них есть две программы собственного производства – сатира, которая уже умерла как жанр, я вспомнила Виктора Шендеровича с его «Итого». У них есть программа похожая. Я говорю: «Ребята, а как вы это? Как проходит у вас?».
 
Маргарита Балакирская: Политическая прямо сатира?
 
Арина Бородина: Подана не как политическая, но внутри программы социально-политические новости. Например, о повышении цен на транспорт.
 
Маргарита Балакирская: Над конкретными местными чиновниками они шутят?
 
Арина Бородина: Шутят. Это было, так скажем... В режиме лайт. Но между строк ты это считываешь. Мы же вообще очень много считываем между строк, правда же? Поэтому я поразилась, как в регионе, где всё равно всё управляется  крупными компаниями. Потом я вижу репортажи. Вы сейчас меня спросили. Я тоскую по репортажам. Просто репортерская телевизионное школа, что региональная, что федеральная, она практически на корню изжита. Её просто подкосили. Ведь сколько было репортажей. Было целая программа на НТВ. Я сейчас с удовольствием, как ни странно, стала смотреть, я уже давно смотрю, весь год  «Парфенон». Хотя это личный тележурнал Леонида Парфёнова, но его какие-то наблюдения, текстовые вещи очень важны. Так вот, я в Мурманске увидела репортажи. Я увидела хороших репортёров. При этом новости у них выходят… в записи!
 
Маргарита Балакирская: Новости по природе своей не должны выходить в записи. Вопрос от слушателя Максима: «Алексей Алексеевич Венедиктов на днях шутя сказал, что телевидение умирает». Прекрасная шутка, главное – оригинальная, свежая мысль... Ну ладно.
 
Арина Бородина: Три программы телевидения выходит на «Эхе Москвы», видимо, так умирает, что три программы у нас остаётся.
 
Маргарита Балакирская: Слушатель продолжает. «Не пояснив, что конкретно имеет в виду. Фраза сильная. Может ли Арина порассуждать на эту тему: умирает ли телевидение? Если да, то что приходит ему на смену?» Давайте я добавлю. Youtube. Кто -  кит или слон? Или оба выживут и будут параллельно существовать?
 
Арина Бородина: Этот вопрос мне задают постоянно и везде. И я всегда говорю, что нет, телевидение не умирает. В такой большой стране, как наша, у подавляющего количества людей нет возможности смотреть Интернет, и они пользуются им для прогноза погоды, досуга или каких-то необходимых информационных данных. И по привычке всё равно смотрят телевизор, потому что это бесплатно, дёшево и доступно. Даже несмотря на переход на цифру. Поэтому телевидение у нас не умирает, оно сокращается, становится часто хуже содержательно, но технологически очень часто идёт вперёд. Хоронить его рано. Интернет, конечно, развивается и для молодого поколения  это тоже будет самое такое доступное средство для получения информации. Но. У нас население, к сожалению, стареет, а не молодеет вот так тотально. И поэтому для старшего поколения, для аудитории 35+ - 40+ пока телевидение всё равно ещё будет актуально. Особенно чем дальше от Москвы, тем больше.
 
Маргарита Балакирская: Вы по-прежнему читаете лекции, в том числе в РГГУ, по поводу журналисткой этики?
 
Арина Бородина: Нет, я курс этот уже закончила. Недавно меня в РГГУ приглашали, я читала, прям так звучит громко – мастер-класс. И была очень рада, что меня туда позвали.
 
Маргарита Балакирская: Вот кейс. Хочу, чтобы вы разобрали, хотя у нас буквально осталось-то полторы минуты на это, но тем не менее. Свеженькая история произошла у нас недалеко от театра Драмы. В воскресенье была акция протеста против строительства храма на этом месте и за сохранение сквера. И один наш коллега, журналист, его зовут Максим Румянцев, он известен в России тем, что часто задаёт вопросы Владимиру Путину. Он брал интервью у одного из участников акции, а Максим – он за строительство,  так радикально за. И он сказал человеку, у которого брал интервью: «Если не можешь ударить, тогда и не бросайся такими словами. Всё, девочка, до свидания». Парень его то ли толкнул, то ли ударил. Максим громко и красиво начал валяться в грязи. С точки зрения журналистской этики. Допустима провокация или нет?
 
Арина Бородина: Это он мужчине сказал: «Девочка, до свидания»?
 
Маргарита Балакирская: Вы всё правильно поняли.
 
Арина Бородина: Нет, конечно. Но если вы меня спрашиваете, о моём мировоззрении в моём отношении к этому, конечно, нет. Мне вообще кажется, что хамить журналисту даже… Понимаете, если он журналист, а не блогер. Потому что это всё-таки две большие разницы.
 
Маргарита Балакирская: Можно считать себя кем угодно. Максим считает себя журналистом.
 
Арина Бородина: Он представляет какое-то СМИ?
 
Маргарита Балакирская: Он, кстати, работал в «Новостях Четвёртого канала» некоторое время. Он представляет… я сейчас скажу честно,  не помню, дорогие друзья, какое СМИ представляет Максим. Но не блог какой-то представляет.
 
Арина Бородина: Ну то есть если он представляет какое-то СМИ, то, конечно, это недопустимая история. Но я, может быть, представитель таких консервативных взглядов. Я была на «Дожде» буквально недавно, в программе Михаила Козырева, кстати, тоже вашего земляка из Екатеринбурга. «Как всё начиналось». Мы с ним говорили про 90-е, как я пришла в «Коммерсант», о каких-то телевизионных своих предпочтениях. Он мне задал вопрос, приемлема ли для меня цитата, которая не завизирована. Нет, неприемлема. Я не только их визировала, я ещё сама звонила и зачитывала их. Поэтому для меня это было важно. То же самое: я никогда не представляю, как можно хамить своему собеседнику, если я с ним в эфире. Драться, выволакивать из студии, то, что сейчас делают федералы в прямом эфире. Многие ведущие, но это ведущие, которые уже забыли давно про то, что такое журналистика. Что такое журналистская этика.
 
Маргарита Балакирская: Абсолютно недопустимо и неэтично -  я к звукорежиссёру обращаюсь -  выгонять нас из эфира. Но у нас время к концу подходит. Последнее. Вы мне разрешите ядом капнуть хоть чуть-чуть напоследок? Вы много лет пишете, рассказываете о телевидении. Арина, у вас нет желания сейчас на нём поработать?
 
Арина Бородина: Нет и никогда не было. Надо заниматься тем, что ты умеешь. Это будет неприлично, и это не моя профессия. Я смотрю всегда со стороны. Можно, пользуясь случаем, я быстро передам привет, если вдруг, кто меня слышит из моих друзей, одноклассников, живущих в Екатеринбурге? Я вам всем передаю привет, я всех помню, кто живёт в этом замечательном городе. Всего доброго!
 
Маргарита Балакирская: До свидания!
СМИ2
Журнал март
Диал
Налоговый консультант
Рынок недвижимости с Александром Дмитриевым
Отправить новость
ФИО *
E-mail *
Текст новости *
* поля, обязательные для заполнения
Написать письмо
Адресат *
ФИО *
E-mail *
Телефон *
Текст письма *
* поля, обязательные для заполнения
Отправить резюме
Адресат *
ФИО *
E-mail *
Телефон *
Текст письма *
* поля, обязательные для заполнения
Подписаться на новости
ФИО *
E-mail *
* поля, обязательные для заполнения
Задать вопрос
ФИО *
E-mail *
Текст вопроса *
* поля обязательные для заполнения
Задать вопрос
ФИО *
E-mail *
Текст вопроса *
* поля, обязательные для заполнения
Заявка на рекламную кампанию
Контактное лицо *
Компания *
E-mail *
Телефон *
Дополнительные сведения
* поля, обязательные для заполнения