Шапка 2019
24 мая 2019 ,  180 просмотров
Интервью
Гость: вице-губернатор Свердловской области Сергей Бидонько. О ситуации вокруг строительства храма в сквере на Драме. Какова официальная позиция власти по альтернативным площадкам, какие перемены должны произойти после протестов, какой должна быть процедура сбора мнения горожан.   

Максим Путинцев: Добрый день! Вы по-прежнему слушаете радио Эхо Москвы в Екатеринбурге. У микрофона Максим Путинцев. Я рад сообщить вам о том, что у нас в гостях вице-губернатор Свердловской области Сергей Бидонько. Сергей Юрьевич, здравствуйте!

Сергей Бидонько: Добрый день.

Максим Путинцев: Я думаю, наши слушатели догадываются о чём мы будем говорить. Во-первых, понятно, что Вы курируете внутреннюю политику. А что у нас во внутренней политике происходит опять же примерно мы представляем, ну, во-вторых, конечно же главная тема последнего времени – это сквер на Драме так называемый, противостояние в нём. Вообще, это основная тема нынешнего политического сезона. Первый вопрос задам довольно широко, потом пойдём дальше, будем уточнять. Сергей Юрьевич, какие выводы из этой истории делаете Вы? Хотя по большому счёту история не закончена и она в каком-то направлении, в какую-то сторону продолжает развиваться, но что-то, наверно, уже становится понятным, на что бы Вы хотели обратить особое внимание своё и наших слушателей. 

Сергей Бидонько: Безусловно, любая ситуация, которая происходит в том или ином направлении требует изучения и анализа. Я сейчас хочу немножко объяснить, что я имею в виду. Сложилась, на мой взгляд, с определённой степенью парадоксальная ситуация. Когда пройдены все законные процедуры, которые включают в себя в том числе и общественные обсуждения, и на общественных слушаниях присутствовало более трёх тысяч человек. Там более 90% высказались за строительство храма в сквере. То есть вот есть законом прописанные регламентные процедуры, они все выполнены, они сегодня не оспариваются и не поддаются сомнению. Но значительная часть граждан, это показали социологические опросы в дальнейшем, категорически против строительства. Я не думаю, что, вернее, уверен, что большинство не в плане, что против храма, а именно, что строить в этом месте.

Максим Путинцев: Но цифры ВЦИОМ это и показали: что 18 % против храма вообще в любом месте, 74% против храма в этом месте.

Сергей Бидонько: Значит, на мой взгляд, какие выводы мы должны сделать все вместе. Соответственно, наши процедуры прохождения согласования градостроительных моментов, это ведь в какой-то мере эти процедуры признаны на то, чтобы соблюсти законодательство в разных сферах и в том числе услышать мнение жителей по тому или иному вопросу. Значит, они на сегодняшний  день, наверно, не до конца совершенны. И нам надо смотреть особенно по таким резонансным и потенциально резонансным вопросам проводить возможно какие-то свои дополнительные изучения общественного мнения. Потому что ведь любое действие власти, муниципальной, региональной, федеральной, это базово, строительство, либо решение какого-то вопроса оно ведь должно объединять людей по максимуму, а не разъединять. Если мы видим, что сегодня то или иное решение разъединяет людей в большой степени, ну, значит, надо сделать шаг назад. И ничего в этом страшного нет, и позорного нет, на мой взгляд. Потому что мнения как бы разные, что кто-то победил, кто-то проиграл. Вот моё личное мнение – мы развиваемся как общество. Бывают и какие-то возможные ошибки, но нам надо из этого не посыпать голову пеплом, а делать какие-то выводы и двигаться вперёд. Понятно, что, соответственно, то решение, которое сегодня принято, которое озвучил президент, изучение более широкого общественного мнения и выбора площадки, которое устроило бы большинство, желательно подавляющее большинство жителей города. Я знаю, что уже больше шести тысяч, цифра растёт, постепенно обрабатывают эти данные и они, понятно, сегодня не окончательные, но уже сегодня видно несколько фаворитов с точки зрения площадок, которые граждане предлагают. Это и существующая площадка у Театра Драмы, это и вернуться к проекту храма на воде, на мой взгляд, очень красивый был проект. Лично на мой взгляд.

Максим Путинцев: Площадь Труда называют. Собственно с чего всё началось в 2010 году.

Сергей Бидонько: Площадь Труда и появились такие дополнительные площадки, которые тоже требуют изучения.

Максим Путинцев: Сергей Юрьевич, можно вопрос? Сразу уточняющий. Действительно, площадок называется много, причём есть ещё архитектурные сообщества и некоторые его представители предлагают вещи совершенно не очевидные, но они могут оказаться весьма и весьма любопытными. Например, Тимур Абдуллаев бывший главный архитектор Екатеринбурга предложил подумать о площадке на пересечении Ленина и Московской. Действительно, почему бы и нет? Я о другом хотел спросить. Как Вы считаете, вообще есть ли какое-то консолидированное мнение в Администрации губернатора, вот на какой счёт: если мы говорим об опросе ну о его технологиях, я думаю, мы чуть позже отдельно скажем, как это должно выглядеть, те площадки, которые вызвали конфликты в предыдущие годы или сейчас, они должны быть в опросном листе или они должны быть из него исключены? Это Площадь Труда, это акватория городского пруда, это сквер у Драмтеатра. И, я напомню, что губернатор Евгений Куйвашев на этой неделе сказал, что он рекомендовал всё-таки, вот эту главную, последнюю спорную площадку сквер у Драмы исключить. На что ему православная общественность сказала: нет, секундочку, а мы бы хотели, чтобы это площадка осталась. Как быть?

Сергей Бидонько: Ну, я вам хочу сказать, чтобы понимали все наши слушатели и вы в том числе, что вопрос градостроительной деятельности, все эти вопросы разрешительной документации, подготовки – это исключительно по большому счёту муниципальные полномочия. И муниципалитет ведёт всю эту работу с точки зрения организации строительной подготовки, документации, изучения общественного мнения и так далее. Региональная власть здесь скорее всего выступает как вышестоящая организация, которая должна смотреть за соблюдением закона, ну и если ситуация выходит не в то русло, соответственно, оперативно реагировать, помогать муниципалитетам и не только Екатеринбургу, а вообще всем муниципалитетам справляться с той или иной ситуацией. Потому что мы же с вами живем в реальном мире и наивно думать, что найдётся хоть одно решение, которое будет поддержано 100% количеством населения. Такого не было, нет и не будет. Поэтому мы должны опираться на что? На закон, с точки зрения прохождения операции процедур и на большинство общественного мнения. В принципе, что и сказал Президент. Есть демократические процедуры. Соответственно, проголосовали за ту или иную площадку большее количество народу, это место и должно быть определено, как и строительство на дальнейшее. Это не только в этом случае. Это вообще алгоритм и подход.

Максим Путинцев: Но то есть что-то исключать или включать сейчас пока преждевременно? Надо получить некий срез мнений.

Сергей Бидонько: На наш взгляд, на сегодняшний день, вы же понимаете, что ситуация всё время находится в неком движении, обсуждении и рождаются различные идеи, как более правильно поднести информацию, как соблюсти интересы максимального количества людей. Я думаю, что будет наверно правильнее все площадки оставить. Те, которые предложат люди. Потому что мы не должны, наверно, ограничивать права людей высказать своё мнение. Раз уж мы зашли в эту процедуру. Ведь, да, много людей считает, что там не должно быть храма, мы сейчас говорим про сквер. Но ведь очень много людей, их тоже не мало, считают, что он там должен быть. Теперь что касается вообще общественного мнения. Наверно, многие, кто протестовал и кто не протестовал, высказывал своё отношение, не видел до конца проекта, во всей его красоте, что предполагалось сделать. На мой взгляд, я говорю сейчас не как чиновник, не как работник Администрации губернатора, просто как человек, как горожанин, я посмотрел очень хорошо этот проект, так вот от огороженной части, которую огородили, там 8-9% всего занимает сам собор. Всё остальное – это зона озеленения, площадки, новая набережная продлённая и так далее. Я искренне не совсем понимаю вообще о чём мы спорили. На этом месте появилось бы обновлённое место. То есть храм и сквер, на мой взгляд, вообще бы никак не пересекались. Там место для того, что было для сквера осталось бы и приобрело бы ещё более яркие краски.

Максим Путинцев: Но не донесли, не убедили.

Сергей Бидонько: Пытались.

Максим Путинцев: Было ощущение такого какого-то административного командного давления. Дескать, мы знаем лучше, а вы, горожане, не спорьте. И в общем-то это один из спусковых крючков и был: нас не слышат, нас не уважают, вот, получите.

Сергей Бидонько: Поэтому, наверно, я этим и хотел закончить. Поэтому, наверно, вопросы информированности, вопросы диалога, по таким особенно спорным вопросам они выходят и должны выходить на более первые места. Потому что мы всё-таки должны позицию друг другу доносить и слышать её. Я считаю, что если подытожить Ваш вопрос, то всё-таки все площадки должны участвовать, они должны собрать определённое количество, говоря уже так современным языком, лайков или поддержки, да. Изучены сообществом градостроительным, изучены епархией. Потому что люди ведь предлагают так интуитивно – вот есть пустырь, есть площадка. Но мы же ещё должны понимать, а подходит ли это градостроительным нормам, можно ли здесь построить, подходит ли по религиозным соображениям? То есть там тоже свои каноны. Поэтому выбор площадки – это дело такое коллективное, я думаю, что займёт, конечно, не один месяц обсуждения этого вопроса. Поэтому сегодня эти алгоритмы запущены, по-моему, до 30 числа занимается и Администрация муниципалитета, Администрация города Екатеринбурга и, соответственно, те процедуры, которые анонсированы идут, мы каждый день видим данные, которые нам коллеги с муниципалитета передают. Количество людей, принимающих участие, подающих предложения, растёт – это говорит о том, что тема интересна, ну и сейчас наша задача довести её до какого-то логического завершения. Задача муниципалитета для того, чтобы прошло честное голосование, кстати, наверно, у Вас тоже будет вопрос, как это будет. Пока ведутся споры, мы должны, кроме того, я об этом говорю на эфирах, когда бываю, мы ведь кроме того, что должны обеспечить равную возможность всем, мы ещё должны легитимность этих процедур безусловно. Чтобы все поверили, что это действительно так. Потому что мы когда встречались с нашими коллегами, которые не поддерживают строительство храма, они говорили, что почему вы уверены, что все там за храм. Поэтому вопрос легитимности процедуры определения окончательного решения, он тоже важный. Поэтому его надо просмотреть, чтобы он не вызывал ни у одной из сторон никаких возражений, никаких сомнений.

Максим Путинцев: У Вас лично, опять же не как у чиновника, а как у гражданина, жителя Екатеринбурга Сергея Бидонько есть собственное альтернативное предложение по локации храма Святой Екатерины? Что бы Вам казалось наиболее подходящим? Что бы и конфликт, может быть, снять и храм вписался как нужно и соблюсти требования тех, кто это культовое сооружение хочет построить. Они ведь недвусмысленно много лет уже говорят, что мы хотим центр. Окраины или за пределом городского центра нас не устраивает. Есть такая площадка по Вашему мнению?

Сергей Бидонько: Если мы говорим про основной кафедральный собор города Екатеринбурга, мы должны понимать априори, что это центр города. Какая-то его часть, но центральная. Потому что это символ, это место, это основное такое сооружение монументальное, которое будет олицетворять Екатеринбург, его духовную часть, столицу. Обсуждая, какие могут быть вопросы, понимаете, можно обосновать и строить в историческом месте, но за это время там уже тоже сформировалось большое количество людей, у которых другая история, которые не помнят, что там был храм и может быть не все понимают, что он там нужен.

Максим Путинцев: И среда архитектурная там уже тоже сформировалась.

Сергей Бидонько: И среда уже совсем другая, да. Я в таких ситуациях, опять же выскажу чисто свою точку зрения, что те места, которые уже как-то благоустроены и как-то используются какой-то большой частью горожан, огни к ней привыкли за десятилетия и забирать их у них – это всегда, по разным вопросам, это конфликт.

Максим Путинцев: Вы, кстати, повторяете то, что говорили защитники сквера. И они когда вырабатывали какую-то попытку что-то вроде дорожной карты, они сказали: «Ребят, давайте исключите те места, которые уже благоустроены и которые людьми используются. Поищем другие».

Сергей Бидонько: Наверно. Нет, они могут использоваться, если люди решают, что да. Мы всё-таки посмотрели проект. Вот здесь сегодня сквер, но мы сначала переживали, что будет храм, не будет сквера, а сейчас мы видим, что сквер будет в два раза больше и нам там хватит всего, но ещё появится храм, красивейшее место в центре города, мы передумали. Я хочу немножко сказать про общественное мнение. Оно, безусловно, важно и это один из таких базовых моментов, но мы должны искать ту же середину и баланс в этих вопросах. Просто мы должны понимать, если мы будем всё время находится в состоянии референдумов каких-то или опросов, поверьте мне, мы вообще ничего никогда не сделаем.

Максим Путинцев: Стройка остановится. Любая причём.

Сергей Бидонько: Остановится всё. Я приводил этот пример. Значит, когда начинали делать Олимпиаду, готовить Олимпиаду в Сочи, по опросу 95% жителей Сочи были категорически против. Потому что никто не хотел жить на стройке, все говорили, что будет так, и так, и так…Но. Значит, было принято волевое решение и те работы, которые необходимы были – были сделаны. Я периодически бываю в Сочи, многие наши слушатели бывают.

Максим Путинцев: Постфактум мнения изменились.

Сергей Бидонько: Сегодня общественное мнение с точностью да наоборот. А если вспомнить историю с Эйфелевой башней? Что после того, как Эйфель её построил, его хотели чуть ли не казнить на ней и так далее. А сегодня мы можем представить Париж без неё? Давайте скажем: её надо убрать, она портит облик Парижа. Поэтому общественное мнение – это важно, но оно склонно всё таки меняться под какими-то определёнными условиями.

Максим Путинцев: Ну, с ним надо работать.

Сергей Бидонько: Я здесь и хотел сказать, что задача в том числе и власти, если мы видим, что этот вариант, безусловно, хороший и лучше, чем другие, то нужно больше заниматься разъяснительной работой, показывать это всё и возможно мнение будет меняться. А заканчивая ответ на Ваш вопрос про какие места. Наверно, вызывали бы наименьшее раздражение места, которые сегодня никак не используются. Я своё мнение просто скажу. Вот есть у нас гостиница по Куйбышева. Это недострой, который там уже не один десяток лет. Если бы он подошёл там по всем канонам, мы не изучали этот вопрос, я просто говорю как житель, как человек, который тоже думает на эту тему, как выйти из этой ситуации. Вот, наверно, похожие бы места были бы наименьший протест с точки зрения – кто за, кто против. Поэтому надо больше смотреть, наверно, вот такие. Сейчас мы больше уже начинаем процедуру, муниципалитет начинает процедуру, я думаю, что она за несколько месяцев она пройдёт, посмотрим, какая площадка в итоге победит.

Максим Путинцев: Вы ведь сами не так давно были депутатом Государственной думы, потом вот сюда вернулись к нам в область курировать внутреннюю политику. Есть ли у Вас объяснение такого пассивного поведения подавляющего числа депутатов на пике кризиса здесь? Я имею в виду прошлую неделю. С понедельника всё начало раскаляться и только после заявления Президента в четверг, ну вот как-то депутаты соизволили оказаться в этой кризисной точке со своим народом. Ну, неудивительно, что после этого звучат идеи и призывы Городскую думу распустить, как дискредитирующую себя. Что Вы об этом думаете? Может быть, действительно, как-то надо нам подумать, насколько депутатский корпус соответствует развитию гражданского общества в Екатеринбурге?

Сергей Бидонько: Вы знаете, Максим, мне сложно за каждого человека давать оценку. Кто-то был, кто-то не был. Кто-то выражал одну позицию, кто-то другую.

Максим Путинцев: Но большинство самоустранились. Действительно, были люди, которые находились в гуще событий, нот большинства просто не было.

Сергей Бидонько: Знаете, от того, что люди дистанцируются от каких-то вопросов или не высказывают там свою активную позицию, наверно, не повод для роспуска Думы. Тем более, Дума выбралась совсем-совсем недавно и весь её состав, в принципе никто не скажет, что это были нелегитимные выборы, по крайней мере, я таких заявлений не слышал. Соответственно, все люди, которые работают сегодня в Городской думе, они выбраны теми же горожанами. И, наверно, любая оценка работы того или иного депутата, того или иного чиновника, особенно, которые работают на выборной основе – это результат следующих выборов. То есть как человек себя проявил, чем он занимался, высказывал он ту или иную позицию. Поэтому судить только по одной этой теме будет не совсем правильно. И в конечном итоге следующие выборы покажут мнение горожан.

Максим Путинцев: Их ещё четыре года ждать, Сергей Юрьевич.

Сергей Бидонько: Вы понимаете, что мы не можем каждые полгода проводить выборы и соответственно как-то распускать Думу.

Максим Путинцев: Ну, то есть бросать камень в муниципальных депутатах Вы не готовы.

Сергей Бидонько: Вы знаете, я хочу сказать, что я вообще против каких-то радикальных проявлений: как в левую, так и в правую сторону. Они, как правило, ни к чему хорошему не приводят. Я сегодня слышу разные призывы, причём они есть и с одной, и с другой стороны. Но мы должны понимать, что расшатывание ситуации, те вопросы, которые сегодня на первый взгляд носят чисто бытовой, хозяйственный, городской характер.

Максим Путинцев: Но это правда. Не политическая история изначально.

Сергей Бидонько: Конечно. Хотели построить там одно, люди сказали, что хотим, чтобы было другое. Какая политика? Никакая. Хозяйственный вопрос. Но мы же живём в реальном мире. И сегодня все вот такие вопросы, мы об этом должны и не думать, и молчать, определённая сила, их не мало, пытаются примазаться к этому протесту, пытаются его там как-то координировать, перевалить в политическую плоскость. Я уверен, что очень многие, кто пришли защищать сквер, им бы в голову не пришло оскорблять полицейских или каким-то образом на них там нападать. Но однако же такие люди появились и это всё зафиксировано. Тот протест, который в душах у людей возник и они хотели его донести до власти, практически, на мой взгляд, без всякой политики. Просто сказать: «Мы хотим, чтобы здесь был сквер». Всё. Начали или пытаются переключать на какие-то политические темы. Всё наше общество гражданское – мы должны быть грамотными и должны понимать: что в наших интересах, а что не в наших. Сегодня многие политические призывы и те люди, которые этим занимаются, им неважно сквер, храм, торговый центр, ещё что-то. Им важна какая-то конфликтная ситуация. Любая. Которую можно потом на этом идеале получать каким-то образом свои политические дивиденды. Поэтому решения, которые сегодня приняты, я считаю, что здесь никто не победил, никто не проиграл, не надо там каких-то таких вопросов и стараться эту тему чесать дальше, чтобы там каким-то образом это было незаживающая рана. Ничего не произошло такого, что можно было бы сказать сверхъестественного. Не допущены какие-то массовые беспорядки, не допущены какие-то пострадавшие в этом конфликте. Сделан шаг объективный муниципалитетом, шаг назад, навстречу горожанам. Объявлены дополнительные процедуры изучения. Это нормально. Нормальная работа, я считаю, что её надо запускать в систематическом русле и после тех результатов, которые будут, всё обсудить и тогда уже двигаться в вопросе строительства храма или там каких-то сооружений, которые могут потенциально вызывать резонанс. Поэтому надо, чтобы все извлекли из этого уроки и двигаться дальше.

Максим Путинцев: Вот как  раз про двигаться дальше и уроки. Произойдут ли какие-то, но я избегу здесь слово политические, вот Вы только что сказали о том, что тут политику вмешивать не надо, это такое спорное утверждение, но, тем не менее, сейчас не об этом. Пусть не политические, не знаю, юридические изменения, хозяйственные изменения, послабления после случившегося. Ну, например, изменятся ли какие-то законы? Изменится ли архитектура общественных отношений? Для того, чтобы в будущем подобные ситуации не допускать, пресекать, профилактировать на корню. Потому что я много общался с разными сторонами этого конфликта и те ребята, которые являются защитниками сквера говорили вот о чем: «Мы много раз пытались выйти на Городскую думу, на Администрацию города, предлагали какие-то альтернативные варианты, предлагали референдум, но постоянно всё на корню зарубалось. Нас не хотели слышать». И в итоге потом все удивляются: как же такое стало возможным? То есть какие-то процедуры явно не срабатывают. Что-то надо менять. Есть ли понимание? Есть ли готовность хоть что-то менять?

Сергей Бидонько: Я именно об этом хоть что-то говорил, в основном мой посыл именно в этом, что у нас сегодня основной вопрос, на мой взгляд, который необходимо более серьёзно прорабатывать и в него углубляться – это вопрос диалога власти и общества. Причём на всех уровнях. Конечно, муниципальная власть ближе всего к людям. Поэтому, конечно это всё будет проанализировано и, я уверен, что какие-то процедуры в дальнейшем возможны и в законодательном плане могут быть изменены под воздействием этих процессов. И ведь справедливости ради надо сказать подобные процессы не только в Екатеринбурге происходит. Конфликтные ситуации происходят во многих городах.

Максим Путинцев: Да из недавнего даже: Новосибирск, Красноярск.

Сергей Бидонько: Конечно. В основе – это недопонимание, недосказанность и отсутствие диалога. Поэтому надо, конечно, больше в этом плане работать. И мы с главами муниципалитетов периодически собираемся. Одна из тем, которую будем обсуждать, вы, наверно, тоже слышали, мы сейчас учебу наших Глав проводим в новых форматах. Стараемся приглашать людей с именем, чтобы мы могли по разным темам проводить обучающие семинары, потому что мир меняется, есть новые подходы, и мы должны от этого не отставать. Одна из тем, безусловно, будет – это вопрос взаимодействия с обществом. Потому что это основа основ.

Максим Путинцев: Слышать людей – работать для людей. Помните такой слоган одной из политических партий. Пока расслышать не всегда получается, мягко говоря.

Сергей Бидонько: Вы знаете, многие лозунги с советских времён ещё актуальны. «Кадры решают всё». Разве к этому можно что-то добавить или убавить? Придуман чётко и правильно. Тем не менее, конечно, кто бы мне оппонировал, мог бы найти какие-то аргументы и в свою сторону сказать, что там что-то так или что-то не так. Я просто хочу сказать, что власть, народ – мы ведь все вместе один народ. Мы люди, которые обязаны договориться между собой, решать вопросы в интересах людей, большинства. Потому что всё-таки основа – это власть для народа, а не наоборот. Поэтому, исходя из этого, надо и строить свою политику, и вопросы взаимодействия. Но. Хочу ещё раз на этом акцентировать внимание. Но мы должны найти баланс. Власть – она должна быть властью. Если её не будут уважать, и она не будет твёрдой в каких-то вопросах, мы получим то, что, я думаю, никому бы из нас не хотелось.

Максим Путинцев: Ещё из возможных перемен такого хозяйственного плана. У жителей больших городов, это социологи последние годы отмечают, очевиден запрос на комфортную среду. Вот люди напрямую говорят: «Мы хотим, чтобы нам, в нашем родном городе, было комфортно, удобно, красиво, эстетично находиться. Чтобы было где гулять, дышать воздухом, играть с детьми в какие-то подвижные игры и так далее». Сергей Юрьевич, почему власть так скромно, на мой взгляд, реагирует на этот запрос? Вот в Екатеринбурге, например, пока позитивных моментов нет, на мой взгляд, по созданию таких новых, зелёных, хороших, качественных пространств, которые бы людей удовлетворяли. А, например, сквер у памятника Попова, неподалёку от Администрации губернатора или сквер у Оперного, который сейчас находится под реконструкцией, они скорее сейчас стали примерами того, как делать не нужно. И это тоже создаёт какую-то дополнительную линию напряжения, после чего, конечно, люди, на всякий случай, конечно, начинают протестовать: «Знаем, сделаете ещё хуже или ничего не сделаете». Запрос есть, реакции пока маловато.

Сергей Бидонько: Наверно, про конкретные планы благоустройства города Екатеринбурга и тех программ, в которых он участвует, Вам, наверно, больше и правильней спросить у Администрации.

Максим Путинцев: Это понятно. Я в широком смысле, концептуально.

Сергей Бидонько: Сегодня, я хочу сказать, если брать наши государственные программы, нацпроекты, одни из ключевых моментов – это именно дороги, это вопросы, связанные с благоустройством территорий, обустройством парков, комфортная среда и так далее, и так далее. На это выделяются очень серьёзные деньги. Екатеринбург уже в этом году начнёт ряд проектов, я думаю, что они сами, если вы их пригласите, озвучат вам более детально, где и в какие сроки что будет сделано. Я уверен, что большая программа, причём это программа совместная – город и область, это по 300-летию Екатеринбурга, на самом деле, там беспрецедентные суммы, которые планируются направить на город Екатеринбург до 2023 года, где, безусловно, большое внимание уделено и паркам, и скверам, и вопросам озеленения. У нас вот-вот должен решиться вопрос по универсиаде. Это даст нам вообще дополнительный толчок, федеральное финансирование и, скорее всего, будет построен новый район на визе. Поэтому, знаете, сказать, что вообще вот так совсем всё плохо – будет, наверно, несправедливо.

Максим Путинцев: Здесь тоже, наверно, хочется диалога, с одной стороны, и чёткого контроля качества выполненных работ, с другой стороны.

Сергей Бидонько: Вот Вы коснулись работы моей в Госдуме. Я, будучи ещё депутатом, занимаясь вопросами строительства и транспорта, по линии партии Единая Россия возглавлял федеральный проект «Безопасные дороги». Я думаю, вы, наверно, слышали об этом. Я сейчас не о проекте, а о том, что это давало мне возможность, раз это моя работа, очень много бывать в регионах разных для того, чтобы смотреть, как реализуются эти проекты, связанные с дорожным строительством и те вопросы взаимодействия, которые есть в наших регионах. Я, если мне память не изменяет, за полтора года посетил 22 региона, кроме Екатеринбурга и Москвы.

Максим Путинцев: И?

Сергей Бидонько: Вы знаете, я хочу сказать, практически нисколько не лукавя, город Екатеринбург после Москвы и Санкт-Петербурга – один из красивейших городов, городов с потрясающими темпами развития по многим направлениям. В других регионах, визуально даже, ситуация хуже, чем у нас. Я к чему говорю? Потому что мы, когда даём оценку властям, даём оценку тем или иным действиям, всё равно, на мой взгляд, надо смотреть объективно и справедливо. Сделано в городе и области за последние пять-семь лет очень, очень много. Я всю жизнь прожил на севере области, прожил в Екатеринбурге, работал в Министерстве. Я достаточно неплохо знаю область, её жителей, её города. Я просто визуально вам хочу сказать, как сильно поменялись за последнее время даже внешне наши города. Сколько строится объектов! Спортивных, культурных, детские сады, школы, дороги и так далее. Понятно, что нет пределу совершенства и можно критиковать власть, и нужно критиковать власть, никто не говорит, что этого делать не надо. Но, я считаю, что критика должна быть, во-первых, объективной, во-вторых, критика должна быть не ради критики, потому что мне вот надо обязательно власть ругать, у меня такой подход. Ну, в-третьих, всё-таки надо видеть и положительные изменения, которые есть, а они есть.

Максим Путинцев: Сергей Юрьевич, самое последнее. Не пожалели о возвращении на Урал?

Сергей Бидонько: Да нет, конечно. Я никогда особо и не отрывался, как говорится, от коллектива. Очень много проводил в округе избирательном, он у меня очень большой.

Максим Путинцев: Просто Вы отвечали за внутреннюю политику, а тут вот на тебе, тут вот такое. Сидел бы себе в Госдуме, клеймил бы кого-нибудь спокойно.

Сергей Бидонько: Знаете, это как раз в силу моего характера, не тот путь, который мне интересен. Я считаю, что та работа, которой я сегодня занимаюсь, она для меня интересна, я ещё раз говорю, я достаточно неплохо знаю область, знаю процессы, которые происходят, знаю муниципалитеты и я постараюсь максимально свой опыт, знания, возможности, принести для того, чтобы ситуация улучшилась, а для себя - я уверен, это дополнительные компетенции, дополнительный опыт работы, который не пройдя вот эту школу, ты никогда не получишь.

Максим Путинцев: Спасибо Вам большое. До новых встреч!


СМИ2
Диал
Налоговый консультант
Рынок недвижимости с Александром Дмитриевым
Отправить новость
ФИО *
E-mail *
Текст новости *
* поля, обязательные для заполнения
Написать письмо
Адресат *
ФИО *
E-mail *
Телефон *
Текст письма *
* поля, обязательные для заполнения
Отправить резюме
Адресат *
ФИО *
E-mail *
Телефон *
Текст письма *
* поля, обязательные для заполнения
Подписаться на новости
ФИО *
E-mail *
* поля, обязательные для заполнения
Задать вопрос
ФИО *
E-mail *
Текст вопроса *
* поля обязательные для заполнения
Задать вопрос
ФИО *
E-mail *
Текст вопроса *
* поля, обязательные для заполнения
Заявка на рекламную кампанию
Контактное лицо *
Компания *
E-mail *
Телефон *
Дополнительные сведения
* поля, обязательные для заполнения