Шапка 2019
11 апреля 2019 ,  56 просмотров
Переходя на личности
Гость: Чижа Пашчик - американка с русскими корнями, которая приехала в Екатеринбург и решила здесь остаться. 


Маргарита Балакирская: На Эхе Москвы продолжается дневной интерактив. Меня зовут Маргарита Балакирская. И вы слушаете программу «Переходя на личности». Позвольте представить гостью. Это человек, который родился в США, успел пожить и в Америке, и в Шотландии, и в Польше, а в итоге выбрал - во всяком случае пока -  Екатеринбург. И здесь преподает английский язык. Чижа Пашчик.Спасибо, что дошли до нашей студии. Чижа, Екатеринбург – лучший город Земли? Давайте сразу определимся.
 
Чижа Пашчик: Но надо критерии какие-то поставить всё-таки. Хороший город, мне нравится. Люди нравятся больше всего.
 
Маргарита Балакирская: Как вы сюда попали?
 
Чижа Пашчик: Как я вообще попала на этот мир – это большой вопрос. Это всё через человеческие контакты, знакомые меня позвали на работу, я приехала, и я не скажу, что я сразу влюбилась в это место. Я влюбилась в людей. Очень быстро я осела здесь за счёт творческих людей, которые меня приняли как свою.
 
Маргарита Балакирская: А кем вы работали? Это ведь было три года назад?
 
Чижа Пашчик: Кем я работала тогда, когда приехала? Как преподаватель английского языка. Я носитель.
 
Маргарита Балакирская: И вы продолжаете?
 
Чижа Пашчик: Да.
 
Маргарита Балакирская: Вы знаете, очень легко понять, почему человек вдруг приезжает из другой страны в Россию, в Екатеринбург. Но. Многим сложно понять, почему человек остаётся. И я, забегая вперёд, скажу нашим слушателям: когда мы накануне с Чижей общались, и она сказала мне по какой причине она осталась, я была в шоке, конечно. Расскажите про эту причину, пожалуйста.
 
Чижа Пашчик: Я приехала по другим причинам, но за месяц, после того, как я приехала, мне очень повезло, что я встретилась с шикарными людьми, которые работают в Оперном театре, а один из этих людей – Сергей Александрович Кращенко, который был солист. Танцевал очень долго в Оперном театре. Он мне сказал его не рекламировать. Я, конечно, его не рекламирую, просто выражаю огромное уважение и восхищение этим человеком. И он начал продвигать группы для взрослых. Балета. Просто люди, которые хотели бы попробовать. А я всегда, целую жизнь, мечтала танцевать балет. От самого детства. У меня просто не получилось. Моя мама, она танцевала балет в Питере. И всегда жалела, что она не могла меня послать, данные есть. Я здесь встретилась с этими людьми, начала заниматься и просто влюбилась. Влюбилась в танец и всё. Меня как-то это держит.
 
Маргарита Балакирская: Вы каждый день занимаетесь балетом?
 
Чижа Пашчик: Почти. Иногда я не занимаюсь.
 
Маргарита Балакирская: Когда мы можем вас увидеть на большой сцене?
 
Чижа Пашчик: Я думаю, что это никогда не получится. К сожалению, мне 29 лет. Я думаю, что только берут таких молоденьких балерин. Я думаю, что всё-таки будут какие-то выступления, но не в большом театре.
 
Маргарита Балакирская: Если у кого-то из слушателей родился вопрос, а почему же Чижа так хорошо знает русский язык, несмотря на акцент это всё равно чувствуется. Здесь нужно объяснить. У вас русские корни.
 
Чижа Пашчик: Ну да!
 
Маргарита Балакирская: Расскажите, пожалуйста, о вашей семье.
 
Чижа Пашчик: Мои родители, они выехали в сложные времена, и я никак не могу уточнить, в какой год это было, так что не спрашивайте, пожалуйста. Было довольно сложно. Моя мама оказалась в Нью-Йорке, там она встретила моего отца, который тоже был русский, но он приехал, когда он был ребёнком со своими родителями. И он знал английский, а моя мама знала только: «yes, no, maybe, hello, goodbye»  – и всё. Она никак функционировать в американской среде, она прилепилась как я не знаю что к отцу. И он её сопровождал везде. Она вышла замуж, и через несколько лет я родилась, но я самая последняя. У моей мамы было шесть детей. Я самая младшая.
 
Маргарита Балакирская: Вы знаете, есть такой штамп. Что иностранцы очень любят балет – здесь совпало. И Достоевского. Вы Достоевского любите?
 
Чижа Пашчик: Нет. Моя мама никогда не ожидала и отец тоже, что я окажусь в России. Потому что они избегали проблемы здесь и, наверно, думали, что никто бы не хотел приехать в Россию, у кого есть возможность жить в Америке. Я здесь оказалась, и я начала интересоваться русской культурой. Я прочитала пару книг Достоевского. Он меня доводил до слёз, это правда. Было очень сложно читать, потому что там очень сильные, мрачные, эмоциональные переживания за главных героев. Я не скажу, что я прямо влюбилась в Достоевского. Потому что такой мрак постоянно, прочитаешь там 500 страниц такого. После этого, когда я заканчиваю книгу, я восхищаюсь жизнью. Я скажу, что книга меня доводит до того, что я прямо радуюсь, когда я её не читаю.
 
Маргарита Балакирская: Это эффект фильма ужасов. Когда закончилось: Господи, хорошо-то как жить. Солнце светит. Это точно. Первый раз когда и почему вы оказались в России? Это же был не Екатеринбург.
 
Чижа Пашчик: Это не был Екатеринбург. Я приехала в Москву первый раз. Меня звали на какое-то выступление, я просто получила какую-то хореографию, меня поставили на сцену, и это было вообще очень непрофессионально. Я скажу с точки зрения сегодняшней, я вообще даже краснею, когда думаю, чего я там делала перед людьми, как я руками-ногами махала. Ну вот, я выступила.
 
Маргарита Балакирская: Это был какой-то профессиональный спектакль?
 
Чижа Пашчик: Мой знакомый ставил такие выступления. Сам музыкант. Играет на гитаре и всякие разные такие инструменты, и сочиняет какие-то песни, всё такое. Он хотел, чтобы был какой-то аккомпанемент визуальный. Потому что у него была очень длинная песня – 15 минут.
 
Маргарита Балакирская: И он подумал: «Господи, кто же меня будет слушать, а тут красивая девушка. Пусть она тянет внимание на себя». Вы тянули, по всей видимости.
 
Чижа Пашчик: Я только получила одну неделю хореографии -  и то это было очень мало. Потому что только один час в день. И всё. Потом меня вытолкнули на сцену, и я выступила перед зрителями, совершенно не готовой станцевала, и всё нормально было. Я вообще очень удивилась. 
 
Маргарита Балакирская: Кроме сцены, конечно же, самое первое яркое впечатление от России было каким?
 
Чижа Пашчик: Это очень хороший вопрос. Потому что это причина, по которой я решила обратно приехать. Видите, я не знала, что я целую жизнь зажималась. Я этого не осознавала, я никак не могла этого узнать. Поскольку мои родители русские, и мы дома всегда общались на русском языке. А я в школе, везде публично говорила на английском. Я не знала, что меня так эмоционально трогает русский язык. Он родной. Хотя я не говорю так уж прямо хорошо. Когда я его слышу – я расслабляюсь. И когда я прилетела в Москву, я услышала: весь окружающий мир говорит, свистит, сверкает и просто горит русским языком. Я расслабилась первый раз в жизни. И я почувствовала, что я прилетела домой.
 
Маргарита Балакирская: Когда вы три года назад приехали в Екатеринбург, самым сложным было что?
 
Чижа Пашчик: Самое сложное – маршрутки. Я ненавижу маршрутки.
 
Маргарита Балакирская: Вы знаете, вы настоящая екатеринбурженка. Потому что настоящий екатеринбуржец, он должен ненавидеть маршрутки. Толкаются? Грязно? Что там?
 
Чижа Пашчик: Ужасно. Я, когда в первый раз приехала, жила на Уктусе. А как вы сами знаете, Уктус – это далеко от центра. А моя работа в центре. Я ездила 45 минут на работу каждый день туда-сюда. Поскольку я ехала на балет тоже, это было 45 минут до балета, 45 минут домой – вымыться, покушать. 45 минут на работу, 45 минут обратно домой. Ночью. В конечном итоге я выучила такой хороший урок для себя, что в маршрутке самые ужасные люди находятся. Русские люди – они нормальные, а все те, которые ненормальные…
 
Маргарита Балакирская: Они катаются на маршрутках. Вместе с вами причём.
 
Чижа Пашчик: Это как сумасшедший дом. На колёсах.
 
Маргарита Балакирская: Вам показались екатеринбуржцы какими-то особенными? В отличии, например, от москвичей, от петербуржцев? Потому что есть опять же клише, что уральцы – такие очень суровые, неулыбающиеся люди. Это правда? Вам-то виднее со стороны. 
 
Чижа Пашчик: Я думаю, что никто в России не улыбается так уж прямо, как американцы. Я не могу сравнивать между городами. Все же русские. Вы все такие искренние.
 
Маргарита Балакирская: Мы для вас как китайцы, я поняла.
 
Чижа Пашчик: Нет-нет-нет. Ну да… Я имею в виду, что я не могу отличить человека из Екатеринбурга, из Москвы, из Питера. Хотя есть такие, конечно, замечания. Я когда летела в Питер, я видела, что люди очень худенькие. Вот прямо такие худенькие. Я подумала – ничего себе! Это блокада на всех повлияла на генетическим уровне. В Москве все имеют накачанные губы и грудь, и всё такое. Я как-то испугалась. А здесь люди более… Нормальные. Не голодают и не накачанные слишком.
 
Маргарита Балакирская: Если сравнивать, например, с американцами. Главное отличие вас от нас?
 
Чижа Пашчик: Я считаю саму себя более русской, чем американкой. Единственное, я думаю, что люди более пессимистичны здесь по поводу своей собственной культуры и страны. Конечно, я понимаю, что вам надоело всё: бюрократия, маршрутки, погода. Вы нормальны, вы искренны, вы открыты. В Америке люди не искренны, они сами себя не знают. И вот в чём дело. Они не знают, что они врут постоянно.
 
Маргарита Балакирская: Например? Что значит врут? Может быть, они вежливы и не говорят всей правды?
 
Чижа Пашчик: Они не знают своего собственного мнения. Они всем улыбаются, потому что это манипуляция. Всем улыбнулся и получил от всех всё, что можно. Потом можно за спиной говорить всё, что угодно. Хотя люди сами себя не знают. Они не копаются, и у них нет интереса себя продвигать вперёд, я не имею ввиду по поводу карьеры, я имею ввиду вот саморазвитие. Они этим не интересуются. Только приобрести как можно больше вещей и статуса.
 
Маргарита Балакирская: А кто более свободен: россияне или американцы, по вашим ощущениям?
 
Чижа Пашчик: Свободен – это в каком смысле?
 
Маргарита Балакирская: Во внутреннем. Ощущение свободы.
 
Чижа Пашчик: Это очень сложный вопрос. Мне даже не понять, что такое внутренняя свобода.
 
Маргарита Балакирская: Это, например,  когда прекрасная девушка сначала живёт в Америке, потом раз, поехала - пожила в Шотландии, потом поехала в Польшу, потом в Россию. Вот так налегке. А это ведь свобода.
 
Чижа Пашчик: Я скажу, что, наверно, русские люди… Вы же все стараетесь вылететь из России. Это страшно. Как я понимаю, это большая цель для многих. И это как улететь в ночь, не зная куда, в каком направлении. Потому что люди не знают, как их воспримут, когда они приземлятся в чужой стране. Это сложно, я думаю. Американцев всё устраивает. Они просто стараются свою империю расширить и всё. Они не свободны, я считаю.
 
Маргарита Балакирская: Недавно был опрос крупный социологический. Есть в России такая компания – Левада-Центр. И по этому опросу примерно треть россиян выразило желание уехать за рубеж. Всё, что угодно, лишь бы уехать из России. Что бы вы сказали этим людям?
 
Чижа Пашчик: Это тоже сложный вопрос. Я не могу никогда прямой ответ давать. Есть и за, и против ответ. Видите, я думаю, что русские люди, если судить по моим родителям, им очень-очень сложно адаптироваться без других русских. Потому что русские – они особенные. Но вы же, наверно, слышали такую вещь, что есть русская душа, и это даже через поколение мне далось сюда вернуться, даже смешно говорить, потому что душа тянет обратно. Вот это не отпускает. Людям, которые хотят... Я не знаю, чего они хотят. Вот это надо себе задать хороший вопрос. Если они хотят денег, но тогда будь здоров, уезжайте туда, куда вас тянет, потому что деньги можно найти в других странах, это правда. В Америке можно разбогатеть очень просто. Или просто очень работать усиленно, получить денег там, ипотеку, дом и всё такое прочее. Но это как будто кушать просто белый хлеб без чего-либо. Целую жизнь. Так скучно, и люди очень простые. Неинтересные. Глубины нет.
 
Маргарита Балакирская: Вы серьёзно? Вы сменили несколько стран и хотите сказать, что в России более глубокие, нежели в Польше, в Шотландии, в США?
 
Чижа Пашчик: И в Индии.
 
Маргарита Балакирская: А вы ещё и в Индии пожили?
 
Чижа Пашчик: Когда была маленькая, я жила в Индии. Это меня, наверно, натолкнуло на путешествия, потому что, когда мне было 4 года, мы полетели в Индию с мамой, всей семьёй, все мои сестры. И мы там прожили почти два года. Я помню адаптацию. Я помню весь этот процесс. Я помню, что когда я прилетела обратно в Америку, я поняла, что американцы, простите, пожалуйста, если американцы меня слушают...Тупые, не интересные, не интересуются. Не понимают, что мир существует за границей Америки. У них нету глубины.
 
Маргарита Балакирская: Сейчас бы Мария Захарова, представитель МИДа, вас бы обняла и расцеловала, но у нас её нет.
 
Чижа Пашчик: Почему?
 
Маргарита Балакирская: Потому что,  думаю, она с вами солидарна во многом.
 
Мы говорили о том, что в Екатеринбурге вы видите очень много искренних людей. Наше мнение о себе знаете какое? Что у нас очень много искренних хамов. Вы с хамами сталкивались в Екатеринбурге?
 
Чижа Пашчик: Вы имеете в виду тех людей, которые живут постоянно в маршрутках?
 
Маргарита Балакирская: Не только, конечно же. Они могут ездить на шикарных машинах, необязательно они в маршрутках ездят. Вы сталкивались с хамством здесь?
 
Чижа Пашчик: Я не скажу, что часто. Но я вижу, как люди друг другу хамят. Я беру частных учеников, я один день встретила одного человека, который меня попросил работать с его дочкой. И мне стало очень некомфортно. Потому что я видела, как он себя ведёт со своей женой. Я отказалась в какой-то момент. Я просто не смогла переступить свои морали. Я не могу. Я выбираю людей, которые адекватны. Этот человек был богатый, у него всё было хорошо финансово, но никак не мог себя адекватно вести. И это меня очень возмутило. Я не считаю, что это связано с социоэкономическим уровнем жизни. Потому что есть очень адекватные люди, которые живут на копейки. Я уважаю людей по душе.
 
Маргарита Балакирская: Есть вопрос, который я практически всем американцам задаю, которые приходят в эту студию. В последние годы отношения наших стран серьёзно ухудшились. Вы чувствуете на себе это отношение? Не очень хорошее со стороны некоторых людей.
 
Чижа Пашчик: Нет.
 
Маргарита Балакирская: Неужели ни одного раза вас не называли американской шпионкой?
 
Чижа Пашчик: Ну да. Но это в шутку. Меня всегда так называли, когда я была маленькой и  ходила в школу в Америке, меня называли русской шпионкой. Я нигде никогда не была своей. Всегда я шпионка, где бы ни была.
 
Маргарита Балакирская: Даже в Индии,  в Польше,  в Шотландии?
 
Чижа Пашчик: В Индии столько народу изо всех стран, что вообще нет возможности, даже если человек-шпион там случайно оказывается, никто ничего не видит. Потому что там просто бардак. Там хаос. Полный. Так что, я думаю, что шпионов туда не посылают. В Польше так говорили. В России в шутку – да. Когда люди напиваются. В Америке точно да. Но это я не думаю, что это как-то отражает политику. Это просто шутка.
 
Маргарита Балакирская: Что касается политики. Следите за новостями? Смотрите хотя бы иногда телевизор?
 
Чижа Пашчик: У меня телевизора нет. Я думаю, что он очень плохо влияет на мозг и внутренний мир человека. Я смотрю иногда что-нибудь на Youtube, я выбираю, что смотреть. Но я всё меньше и меньше смотрю, потому что я осознаю, что мой внутренний мир, поскольку я творческий человек, он мне очень и очень важен. Я не впускаю просто так всякую ерунду, которая может на меня повлиять. Так же, к сожалению, я не могу ничего сообщить по поводу своего впечатления от новостей и всё такое. Последний раз я смотрела новости, когда началась вся эта беда в Крыму.
 
Маргарита Балакирская: То есть последний раз вы смотрели новости в 2014 году?
 
Чижа Пашчик: Даже это было радио. Я скажу честно, я не смотрела по телевизору. Тогда у меня тоже телевизора не было.
 
Маргарита Балакирская: Вы следите за событиями, которые происходят в Екатеринбурге? В нашем с вами городе.
 
Чижа Пашчик: Мне стыдно, но нет. Я слышу, что происходит от людей близких. Но те, которые знают, они мне сообщают, если что-то есть.
 
Маргарита Балакирская: Всё-таки новости сарафанного радио. Хорошо. Есть такой маркер для екатеринбуржца. Вот обязательно нужно спросить. «Ты за храм? Или ты за сквер?» Вы знаете об этом?
 
Чижа Пашчик: Да, я знаю.
 
Маргарита Балакирская: Вы как екатеринбурженка  за храм или за сквер?
 
Чижа Пашчик: Ой, это сложно. Потому что я об этом только слышу от своих учеников. Видите, я всё слышу только за счёт своих учеников, которые все в этом мире и существуют. И некоторые за, некоторые против. Вообще – это не моё дело, как УГМК будет свои деньги распределять. Это никак меня не касается. Я думаю, что храмы – они очень красивые и на них приятно смотреть. Я визуальный человек. Мне нравится смотреть на храм. Я не религиозный человек. Скорее я интересуюсь душевными вещами, я никогда не хожу в храм. Это тоже моя беда, я бы хотела пойти и посмотреть, но никто меня не пригласил, и я стесняюсь сама зайти. Я всё равно за храм.
 
Маргарита Балакирская: А у вас есть любимое место в Екатеринбурге?
 
Чижа Пашчик: Оперный театр.
 
Маргарита Балакирская: А есть ли улица? Что-то не в помещении?
 
Чижа Пашчик: Любимое место… Не знаю. Я наслаждаюсь всем, что я вижу. Тут Плотинка красивая летом. Там очень приятно прогуляться. Я живу в самом центре, у меня нет очень возможности на природу выбраться. Я наслаждаюсь даже проспектом Ленина, где можно посередине улицы проходить -  и там деревья, скамейки. Мне это даёт радость. Слышу, что там птицы поют – это очень приятно.
 
Маргарита Балакирская: Вы слышали такое слово - Грязьбург? На которое многие екатерибуржцы обижаются.
 
Чижа Пашчик: Я не знаю, что такое Грязьбург.
 
Маргарита Балакирская: Это переделанное название нашего города. С критикой администрации города, что у нас очень много грязи. Но сейчас почище стало, а было-то совсем тяжело. Вас это угнетало? Или вы уже после маршруток ничего не замечали другого?
 
Чижа Пашчик: Я оптимист. Я скажу, что мне нравилось больше, когда было слякотно. Почему: я знаю, что обувь страдает от этого, но воздух чище. Меня возмущает то, что пыль летит. Я думаю, что качество воздуха – это не очень здоровый вариант для нас. И было бы неплохо, чтобы дождь выпал.
 
Маргарита Балакирская: Скоро выпадет. И снег, кстати, на следующей неделе обещают снова.
 
Чижа Пашчик: Вы шутите!
 
Маргарита Балакирская: Я не шучу, я вам покажу прогноз погоды.
 
Чижа Пашчик: Я верю. Но всяко бывает.
 
Маргарита Балакирская: Надеюсь, это не тайна, что вы перевезли в Россию своего десятилетнего сына?
 
Чижа Пашчик: Это не тайна.
 
Маргарита Балакирская: Как он воспринимает наш город, и не угнетают ли его все эти реалии, включая грязь?
 
Чижа Пашчик: Это сложный вопрос, потому что ребенок воспринимает всё на эмоциях. Примерно, как и я. Хотя у него эмоции меняются с каждой конфеткой, ну очень быстро всё меняется. Вначале он всё ненавидел, всех ненавидел. Все его, как вы сказали? Угнетали?
 
Маргарита Балакирская: Угнетают -  я имела в виду всё-таки не людей, конечно.  Угнетает атмосфера.
 
Чижа Пашчик: Утомляет?
 
Маргарита Балакирская: Ну как синоним, да.
 
Чижа Пашчик: Я скажу, что он восхищался снегом. Потому что он в Шотландии жил. И там, я скажу, грязно, а зимой очень грязно. Потому что там не выпадает снег, там дождь сплошной, болото становится. Земля может впитывать ограниченное количество воды. И когда уже это квота выполнена, больше некуда давать эту воду. Просто лужи постоянные. Вы думаете, что здесь грязно? Там тоже грязно. Люди ходят круглый год в резиновых сапогах. И это не очень здоровый вариант для стоп.
 
Маргарита Балакирская: Не поедем в Шотландию, остаемся в Екатеринбурге.
 
Чижа Пашчик: Нет, там красота. Надо съездить, посмотреть, увидеть целый мир и впечатлиться. Так что я не говорю оставаться.
 
Маргарита Балакирская: Про сына. В какую школу он ходит?
 
Чижа Пашчик: Вначале он ходил в «Согласие», потому что я там преподавала, но там как-то не сложилось. Непонятно из-за чего именно, но просто не сложилось.
 
Маргарита Балакирская: Вы имеете в виду, отношения со сверстниками не сложились?
 
Чижа Пашчик: Нет, я думаю, что просто вначале очень сложно было сыну принять, что он здесь. И что другого выхода нет. Так что он старался всех разочаровать вокруг себя, чтобы поехать обратно. Ещё вот в чём дело: учитель ему быстро надоела, они не взялись за такую тяжелую вещь. Какое-то время он просидел дома, потому что я искала школу, не знала, что делать. И ему так стало скучно. Вот прямо нереально скучно, так что когда я нашла школу, он просто с такой радостью пошёл. Я скажу, он радуется тем, что его окружает огромное количество детей, ему учительница очень нравится. Причём это реклама для школы № 13.
 
Маргарита Балакирская: Тринадцатая – очень известная и уважаемая у нас школа.
 
Чижа Пашчик: Да. И нам серьёзно повезло, что нас туда приняли, потому что один из моих учеников мне посоветовал и даже организовал встречу с министром образования в Екатеринбурге. Я пошла. И сразу всё сложилось. Прямо один звонок – и всё. И одну вещь, которую можно заметить по поводу русских людей - то, что самое важное это – контакты. Кого знаешь.
 
Маргарита Балакирская: То есть деньги решают меньше, чем контакты у нас в России, по вашим наблюдениям.
 
Чижа Пашчик: Да.
 
Маргарита Балакирская: Наш постоянный слушатель Кир задаёт вам вопрос: «Смотрела ли ваша гостья на снос телебашни? И что думает по этому поводу?».
 
Чижа Пашчик: Это башня, которая…
 
Маргарита Балакирская: Которую снесли год назад.
 
Чижа Пашчик: Да, я её видела. В чём дело? Какой вопрос?
 
Маргарита Балакирская: Вопрос, понимаете, в том, что сейчас многие екатеринбуржцы делятся на тех, кто за храм, а кто за сквер, а раньше: кто за башню, а кто против.
 
Чижа Пашчик: Я думаю, что людям просто нравится возмущаться чем-то. Эта башня была не очень интересной частью архитектуры Екатеринбурга. Намного интереснее я видела. Я думаю, что не надо привязываться к палкам, которые стоят бесполезно в городе.
 
Маргарита Балакирская: Я вас очень прошу: вы осторожнее. У нас многие люди могут воспринять как личного врага человека, которому эта башня не нравилась. Это правда. Вы назвали её палкой, и в глазах некоторых – это уже преступление. Как можно было святыню назвать палкой.
 
Чижа Пашчик: Я думаю, что это идет от детства. Некоторые дети собирают палки. И они к ним очень привязываются. Мой сын в том числе любит собирать палки, а я их выбрасываю. И у нас всегда война: «куда делась моя палка». Хотя, я думаю, что он даже не замечает по большому счёту. Это просто нравится привязываться к вещам. Я думаю, что это башня была палкой. Я имею это в виду метафорически.
 
Маргарита Балакирская: Разумеется. Наш постоянный слушатель – «таксист Геннадий»  - вот что замечает. По его мнению, вы пока ещё не русская. «Думает до сих пор, – пишет Геннадий, – как американка». И вы станете русской, по его мнению, когда начнёте думать на русском языке. Я переформулирую. А вы думаете на каком языке?
 
Чижа Пашчик: Я думаю одновременно на некоторых. Однажды я оказалась в аэропорту, я не помню, были ли пересадка где-то…Наверно, Берлин. Я слушаю три разных разговора, и я так просто заметила после получаса, что я слушаю три разных языка. Я просто всё воспринимаю как нормально, потому что я не думаю, как вы. Мои ученики. Как они учат язык? Они всё переводят с русского на английский. У них очень интересная структура от этого получается. А я думаю, какой смысл я хочу выразить? И я этот смысл прямым путем просто от мозга толкаю языком. Всё. Я даже не думаю. Я просто смысл передаю. Всё.
 
Маргарита Балакирская: Слушательница Ленка пишет вот что: «Как я понимаю вашего сына. Я бы и через много лет хотела бы разочаровать кого-нибудь, чтобы уехать с Урала». Мы уже говорили о том, что многие хотят уехать из России. И о том, что вы не чувствуете себя вправе советовать всем что-то. Но, тем не менее, вы общаетесь с вашими учениками. Не чувствуете некоторое удивление: «мы тут хотим выучить английский язык, чтобы, возможно, когда-нибудь уехать отсюда. А тут приехала и хочет жить в Екатеринбурге. Да как же так?»
 
Чижа Пашчик: Я не знаю, как это слово на русском... Это человек, который передаёт… Некто… Некоторые знания. Я как человек из будущего. Вы думаете, что вы хотите выехать, я вам скажу, что это как мои родители. Они думали, что они поступали хорошо для своих детей, а вот родился один, который сказал: «Ребята, вы неправильно поступили. Кто я?». Я целую свою жизнь искала свою Родину. И меня здесь не принимают как русскую. У меня американский паспорт, мне здесь сложно жить, мне надо оформлять визу и всякую ерунду делать. А последнее, что мне сказали – мне надо выйти замуж за россиянина. Потому что нет другого пути. И у меня такие сложности связаны с тем, что мои родители судились, что лучше своих детей иметь в другой стране. Так что я не знаю. Я не могу вам подсказать, как лучше. Но если есть русская душа, хоть капелька, она всегда будет стараться вернуться.
 
Маргарита Балакирская: И Ленка же спрашивает вас: «Как вы относитесь к сносу старинных зданий в центре города во имя строительства жилых комплексов?». Если вы, конечно, замечали у нас старинные здания, но и потом исчезнувшие, соответственно, старинные здания.
 
Чижа Пашчик: Конечно, мне нравятся старые здания. Они очень красивые, но они существуют не только в Екатеринбурге, они в Кракове существуют.
 
Маргарита Балакирская: Мне кажется, что в Кракове всё-таки больше старинных зданий сохранилось, нежели в Екатеринбурге.
 
Чижа Пашчик: Я не знаю, почему так сложилось судьба. У вас бомбы падали во Второй мировой войне?
 
Маргарита Балакирская: Вы знаете, у нас бомбят другие люди. И их бомбит тоже. Это, кстати, такое выражение -  «бомбит». Потом объясню. В общем, у нас дело не в бомбах, а дело в том, что есть застройщики, которым очень нравится дорогая земля в центре города. И им очень хочется построить новые здания.
 
Чижа Пашчик: А я слышала. Свечки эти.
 
Маргарита Балакирская: И свечки. Но тем не менее. Нужно избавляться в том числе от того, что, по их мнению, некрасиво стоит на их пути.
 
Чижа Пашчик: Я считаю, что история – это ваше наследие, и вам надо за неё держаться. Смотрите. Когда я жила в Америке, я решила выехать, я была довольно молодая, и меня все спрашивали, даже пожилые люди удивлялись, говорили: «Это самая лучшая страна в мире, чего ты, дура такая, взяла в голову?». Я отвечала тогда, что здесь нет никакой истории, нет никакой культуры, и всё выглядит одинаково. И мне здесь скучно. И я иду искать историю, я иду искать душу. Я не советую, я думаю, что это нехорошо сносить старые дома, если они всё равно выполняют свою функцию. Если они хорошие, на них приятно посмотреть. Я как художник на них смотрю и улыбаюсь. На свечки я не улыбаюсь, но всё равно у них есть свои преимущества.
 
Маргарита Балакирская: Слушатель Кир пишет вам ещё вдогонку: «Акцент почти не чувствуется, очень хорошо говорит и думает уже по-русски, молодец какая!»
 
Чижа Пашчик: Спасибо.
 
Маргарита Балакирская: Вопрос от слушательницы Натальи: «Как вы считаете, с изменением курса от коммунизма к капитализму, менталитет русский хуже стал?». Серьёзный вопрос.
 
Чижа Пашчик: Конечно.
 
Маргарита Балакирская: Серьезно?
 
Чижа Пашчик: Я думаю, да.
 
Маргарита Балакирская: Почему?
 
Чижа Пашчик: Потом что люди, когда бедные, они лучше держатся вместе. И русские люди отличаются, вы все хотите узнать, кто же вы, как вы отличаетесь от остального мира. Это тем, что вы держитесь вместе. Потому что у вас очень ненадежная политика, у вас очень ненадежная система, которая вас поддерживает, вы не можете даже полагаться на свою работу, в том, что она завтра будет. Вы никак не можете ни на что положиться, кроме своих друзей. И чем больше вы богатеете, тем больше вы за денежки бегаете, извините, пожалуйста, я знаю, что у вас у всех такая мечта, у меня тоже. Чтобы всё нормально было. Но тем не менее. Чем больше мы гонимся за деньгами, тем меньше мы держимся за людей. В этом мире самые счастливые люди те, которые свои отношения с друзьями как-то поддерживали до старости. Но многие люди они жалеют, когда они пожилые и им предстоит умереть, это то, что они мало времени с семьёй провели. Они мало времени провели со своими друзьями. Они только сидели на неприятной работе, которая их не увлекала. Я себе задаю очень часто такой вопрос. А чем я хочу заниматься, чтобы у меня была счастливая жизнь, чтобы я ничего не жалела. Я думаю, что во время коммунизма, люди они были более искренни. Они не гонялись за деньгами. Потому что их не было.
 
Маргарита Балакирская: Комплименты вам здесь передаёт Анастасия. Называет вас классной гостьей и желает успехов.
 
Напоследок. Вы бы в Екатеринбурге -  про Россию уже поняла -  хотели бы остаться?
 
Чижа Пашчик: Ой, как повернётся. Не знаю. Я хочу остаться, я приклеилась, как я сама сказала, к Оперному театру. Но как повернётся. Если там останется группа, тогда я останусь. Постараюсь как-то держаться за это. Потому что как творческий человек, я нахожу всё больше и больше таких же людей. Я не говорила, но я тоже художник. Я как ювелир, я нахожу вокруг себя людей, которые вот очень подобны. По душе. И как бы я ни старалась привязываться к людям. Всё-таки люди, они самые важные здесь. Не архитектура, не храмы. Да, на них приятно посмотреть. Но люди. Вы же драгоценность Екатеринбурга. Так что, возможно, я здесь и останусь. Потому что вы мне очень нравитесь.
 
Маргарита Балакирская: Спасибо большое. Чижа Пашчик была в нашем эфире в программе «Переходя на личности». До свидания!
 
Чижа Пашчик: До свидания!

 
СМИ2
Журнал март
Диал
Налоговый консультант
Рынок недвижимости с Александром Дмитриевым
Отправить новость
ФИО *
E-mail *
Текст новости *
* поля, обязательные для заполнения
Написать письмо
Адресат *
ФИО *
E-mail *
Телефон *
Текст письма *
* поля, обязательные для заполнения
Отправить резюме
Адресат *
ФИО *
E-mail *
Телефон *
Текст письма *
* поля, обязательные для заполнения
Подписаться на новости
ФИО *
E-mail *
* поля, обязательные для заполнения
Задать вопрос
ФИО *
E-mail *
Текст вопроса *
* поля обязательные для заполнения
Задать вопрос
ФИО *
E-mail *
Текст вопроса *
* поля, обязательные для заполнения
Заявка на рекламную кампанию
Контактное лицо *
Компания *
E-mail *
Телефон *
Дополнительные сведения
* поля, обязательные для заполнения